АКТУАЛЬНО

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Медиация - эффективный сервис внесудебного урегулирования спора

Андрей Давыдов



Наш опыт судебного представительства свидетельствует, что большинство имущественных споров могло бы разрешиться быстро и дешево, если бы обе стороны изначально знали и правильно оценивали все практические и юридические нюансы конфликта.

 

Именно поэтому внесудебное урегулирование имущественного спора с помощью посредника (медиатора) позволяет договороспособным сторонам сэкономить время и деньги, сберечь свои нервы.

 

С целью оказания сторонам спора содействия в его внесудебном урегулировании мы предлагаем специальный сервис - обеспечение проведения процедуры медиации с учетом норм федерального законодательства и нижеуказанных правил:

 

УТВЕРЖДЕНЫ

Директором ООО «САДКО»

Фроловой Е.А.

30 ноября 2022 года

 

ПРАВИЛА

ПРОВЕДЕНИЯ ПРОЦЕДУРЫ МЕДИАЦИИ

 

Общие положения


1. Общество с ограниченной ответственностью «СТОЛИЧНОЕ АГЕНТСТВО ДЕЛОВЫХ КОНСУЛЬТАЦИЙ» (сокр. ООО «САДКО», ОГРН 1097746593966, ИНН 7726637561), именуемое далее «Общество», создано в 2009 году и обладает высоким уровнем экспертизы в следующих видах деятельности (ОКВЭД):


66.21

Оценка рисков и ущерба

69.10

Деятельность в области права

66.19.4

Деятельность по предоставлению консультационных услуг по вопросам финансового посредничества

70.22

Консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления


2. На основании и в соответствии с федеральным законом от 27.07.2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» Общество является организацией, осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации с учетом положений настоящих Правил.


3. Основной задачей Общества при обеспечении проведения процедуры медиации является создание необходимых условий для содействия сторонам спора в его урегулировании по существу с помощью медиатора (медиаторов).


4. По желанию сторон спора Общество оказывает им содействие в организации нотариального удостоверения медиативного соглашения, заключенного сторонами спора с участием медиатора (медиаторов), которое в этом случае приобретает силу исполнительного документа (также исполнительным документом является нотариально засвидетельствованная копия нотариально удостоверенного медиативного соглашения).


 

Виды урегулируемых споров


5. В соответствии с настоящими Правилами урегулируются споры, возникающие из:

  • гражданских правоотношений в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности с участием организаций (юридических лиц) и граждан, имеющих статус индивидуального предпринимателя
  • гражданских правоотношений, не связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности
  • трудовых и семейных правоотношений.


6. Настоящие Правила применяются к спорам, возникшим до или после их передачи сторонами на рассмотрение суда общей юрисдикции, арбитражного и третейского суда.


7. Настоящие Правила не применяются к коллективным трудовым спорам, а также к спорам сторон, которые затрагивают или могут затронуть права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в процедуре медиации, или публичные интересы.


 

Порядок выбора или назначения медиаторов


8. Медиация по спорам, переданным на рассмотрение суда или третейского суда до начала проведения процедуры медиации, может проводиться только рекомендованными Обществом медиаторами из числа осуществляющих свою деятельность на профессиональной основе.


9. Общество рекомендует сторонам спора на выбор кандидатуру медиатора (кандидатуры медиаторов) или по своему усмотрению назначает медиатора из числа предложенных кандидатур в случае, если стороны направили Обществу соответствующее письменное обращение на основании заключенного сторонами соглашения о проведении процедуры медиации.


10. Соглашением сторон о проведении процедуры медиации могут устанавливаться дополнительные к предусмотренным федеральным законом требования к медиатору, в том числе к медиатору, осуществляющему деятельность на профессиональной основе.


11. Действия по поиску и/или привлечению Обществом к разрешению спора сторон лица в качестве медиатора, соответствующего требованиям сторон, но не из числа рекомендованных Обществом кандидатур, осуществляются на основании заключенного Обществом со сторонами спора договора (договоров).


12. Решение сторон спора о выборе медиатора (медиаторов) и решение Общества о назначении медиатора в установленном настоящими Правилами случае оформляются в письменной форме в необходимом количестве экземпляров.


 

Порядок участия сторон в расходах,

связанных с проведением процедуры медиации


13. Размеры платы медиатору за проведение процедуры медиации и платы Обществу за обеспечение проведения процедуры медиации, а также порядок внесения платы определяются Обществом и сторонами спора в письменном договоре (договорах) в необходимом количестве экземпляров.


14. Расходы по оплате нотариального тарифа и иные расходы, связанные с нотариальным удостоверением заключенного сторонами с участием медиатора (медиаторов) медиативного соглашения и нотариальным засвидетельствованием его копии (копий), стороны спора несут в долях согласно условиям заключенного сторонами медиативного соглашения.


15. Оплата деятельности медиатора (медиаторов) по проведению процедуры медиации и Общества по обеспечению проведения процедуры медиации осуществляется сторонами спора в равных долях, если стороны спора не договорились об ином в своем письменном соглашении о проведении процедуры медиации.


16. Все денежные средства перечисляются сторонами спора на банковский счет Общества, которое самостоятельно осуществляет расчеты с медиатором (медиаторами) и иными лицами, привлеченными Обществом к обеспечению проведения процедуры медиации между сторонами спора.


 

Сведения о стандартах и правилах

профессиональной деятельности медиаторов


17. Обществом установлен стандарт профессиональной деятельности рекомендуемых Обществом сторонам спора медиаторов, соответствующий профессиональному стандарту «Специалист в области медиации (медиатор)», утвержденного приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 15.12.2014 г. № 1041н.


18. Профессиональная деятельность рекомендуемых Обществом сторонам спора медиаторов осуществляется согласно следующим правилам:

  • процедура медиации проводится медиатором с учетом установленных федеральным законом принципов добровольности, конфиденциальности, сотрудничества и равноправия сторон, беспристрастности и независимости медиатора
  • медиатор не вправе: быть представителем какой-либо стороны спора; оказывать какой-либо стороне юридическую, консультационную или иную помощь; осуществлять деятельность медиатора, если при проведении процедуры медиации он лично (прямо или косвенно) заинтересован в ее результате, в том числе состоит с лицом, являющимся одной из сторон, в родственных (свойских) отношениях; делать без согласия сторон публичные заявления по существу спора; разглашать информацию, относящуюся к процедуре медиации и ставшую ему известной при ее проведении, без согласия сторон
  • выбранный или назначенный медиатор в случае наличия или возникновения в процессе проведения процедуры медиации обстоятельств, которые могут повлиять на его независимость и беспристрастность, незамедлительно обязан сообщить об этом Обществу и сторонам спора для устранения таких обстоятельств или отстранения такого медиатора от дальнейшего проведения процедуры медиации
  • при проведении процедуры медиации медиатор ведет конфиденциальный документооборот со сторонами спора о его урегулировании непосредственно и/или в необходимых случаях через Общество.


19. Лицо, чья кандидатура рекомендована Обществом на выбор сторонам спора или назначена Обществом в качестве медиатора, и которое не осуществляет деятельность медиаторов на профессиональной основе, руководствуется вышеуказанными профессиональным стандартом и правилами.


 

Порядок проведения процедуры медиации


20. Представленный в Общество стороной спора экземпляр письменного соглашения сторон спора о проведении процедуры медиации проверяется Обществом на наличие предусмотренных федеральным законом сведений.


21. Общество уведомляет медиатора о принятом решении о выборе / назначении медиатора, а также о заключении Обществом со сторонами спора соглашения об оплате, после чего медиатор уведомляет стороны спора о дате начала проведения процедуры медиации и ее порядке.


22. Стороны спора могут договориться о порядке проведения медиации. В противном случае медиатор может сам определить порядок проведения медиации в консультации со сторонами спора и Обществом с учетом обстоятельств дела, любых пожеланий, которые стороны спора и Общество могут выразить, и необходимости скорейшего урегулирования спора.


23. Медиатор обеспечивает непредвзятый подход по отношению к сторонам спора и учитывает при этом обстоятельства дела.


24. Для того чтобы облегчить проведение медиации:

  • стороны спора и медиатор могут созвать совещание на раннем этапе для согласования организации медиации;
  • стороны спора или медиатор с их согласия могут договориться об оказании помощи Обществом, соответствующей организацией или лицом;
  • стороны спора или медиатор с их согласия могут назначить экспертов.


25. В ходе медиации медиатор может в консультации со сторонами спора и Обществом с учетом обстоятельств дела использовать любые технические средства, которые он сочтет целесообразными, в том числе для поддержания связи со сторонами и проведения заседаний в дистанционном режиме.


26. Сторона спора может быть представлена лицом или лицами по своему выбору или получать от них помощь. Фамилии и имена, контакты и функции таких лиц должны сообщаться всем сторонам спора, медиатору и Обществу до начала процесса медиации или незамедлительно.


В этом сообщении также указывается объем полномочий и цель назначения — представительство или помощь.


27. Медиатор может встречаться или поддерживать связь со сторонами спора одновременно или с каждой из них в отдельности.


28. На любом этапе медиации стороны спора могут представить информацию, касающуюся спора, такую как заявления, описывающие общий характер спора, спорные моменты, и любой подтверждающий документ или дополнительную информацию, которую они сочтут необходимой.


Информация может также включать описание цели, интересов, потребностей и мотивации сторон, а также любые соответствующие документы.


29. Когда медиатор получает от одной из сторон спора информацию, касающуюся спора, он сохраняет конфиденциальность такой информации, если только эта сторона не указывает, что на данную информацию не распространяется условие сохранения ее конфиденциальности или не выражает своего согласия с ее раскрытием другой стороне медиации.


Если стороны не договорились об ином, то вся информация, касающаяся медиации, в том числе, если это уместно, медиативное соглашение, является конфиденциальной и не раскрывается участниками медиации, за исключением тех случаев, когда раскрытие требуется по закону или для цели его нотариального удостоверения.


30. После того, как стороны спора договорились об условиях урегулирования для решения всего или части спора посредством медиации, они должны подготовить и подписать с участием медиатора медиативное соглашение.


По просьбе сторон спора и если медиатор сочтет это целесообразным, медиатор или по его просьбе Общество могут оказать сторонам спора помощь в подготовке текста медиативного соглашения.


31. Если стороны спора не договорились об ином, медиатор или по его просьбе Общество оказывают сторонам спора организационное содействие в обращении за его нотариальным удостоверением.


32. Подписывая медиативное соглашение, стороны спора и медиатор соглашаются с тем, что:

  • данное медиативное соглашение может использоваться в качестве доказательства того, что оно стало результатом медиации
  • на него можно ссылаться для получения судебной помощи в соответствии с применимым законодательством
  • нотариально удостоверенное медиативное соглашение, а равно его нотариально засвидетельствованная копия приобретают силу исполнительного документа.


33. Медиация прекращается:

  • путем подписания сторонами спора медиативного соглашения — с даты такого соглашения или с другой даты, указанной в медиативном соглашении
  • путем заявления сторон спора медиатору о том, что процедура медиации прекращается, — с даты такого заявления
  • путем заявления одной стороны спора другой стороне спора и медиатору, в случае его назначения, о том, что она больше не желает продолжать медиацию, — с даты такого заявления
  • путем заявления медиатора после консультаций со сторонами спора о том, что дальнейшие усилия в рамках медиации более себя не оправдывают, — с даты такого заявления
  • путем заявления медиатора после консультаций с Обществом и со сторонами спора об исчерпании внесенных денежных средств на обеспечение Обществом проведения процедуры медиации  — с даты такого заявления;
  • по истечении императивного (обязательного) предельного срока медиации.


34. При проведении процедуры медиации стороны спора осуществляют права и несут обязанности согласно федеральному закону от 27.07.2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» и настоящим Правилам.


35. Особенности проведения процедуры медиации при урегулировании отдельных категорий споров: при урегулировании споров из трудовых и семейных правоотношений медиатор учитывает в установленных законом случаях заключение соответствующих государственных и иных органов (организаций).


36. Иные условия проведения процедуры медиации определяются сторонами спора с участием медиатора и Общества.


 

Ответственность медиатора и Общества


37. За вред, причиненный сторонам спора вследствие осуществления своей деятельности, медиатор и Общество несут ответственность перед сторонами спора в порядке, установленном российским гражданским законодательством.


Судебный прецедент обозначил альтернативу банкротному мораторию

Андрей Давыдов



В то время, как участники правительственной дискуссии о продлении банкротного моратория после 1 октября 2022 года склоняются к его отмене, отечественная судебная система, похоже, нашла эффективный механизм защиты отечественных предпринимателей в условиях наложенных на Россию экономических запретов и ограничений (рестрикций). 

 

Так, созданный решением Савеловского районного суда г.Москвы от 29 августа 2022 года по гражданскому делу №02-7338/2022 (УИД 77RS0023-02-2022-011257-90) прецедент, в случае его закрепления вышестоящими судебными инстанциями, позволяет государству сохранить режим повышенной правовой защиты отечественного бизнеса, но: во-первых, на индивидуальной основе и, во-вторых, без использования мер банкротного моратория. 


Будучи непосредственным участником судебного процесса в качестве юридического представителя компании – ответчика, расскажем суть спора и прецедента. 


Компания-ответчик в качестве продавца заключила 20 января 2022 года с гражданином-истцом в качестве покупателя договор купли-продажи предметов премиальной импортной бытовой (кухонной) техники ведущих европейских производителей, которые должны были быть переданы гражданину-истцу в течение 60 рабочих дней после их полной предварительной оплаты.

По заключении договора гражданин-истец полностью оплатил заказ, но в течение установленного 60-дневного срока (с 24 января по 19 апреля 2022 года) получил его не полностью, а за исключением двух предметов: индукционная варочная панель (изготовитель NEFF, ФРГ) и встраиваемая посудомоечная машина (изготовитель ASCO, Швеция). 

Предметом иска после его уточнения стали требования о взыскании с компании-ответчика убытков, неустойки, процентов и штрафа согласно Закону РФ «О защите прав потребителей», а также судебные расходы.

 

В качестве оснований для полного отказа в иске гражданину-истцу компания-ответчик в своих процессуальных документах привела суду следующие основные доводы:


1. Объективная невозможность полного исполнения компанией-ответчиком договорных обязательств перед гражданином-истцом наступила вследствие неожиданного и существенного изменения обычных условий гражданского оборота в Российской Федерации ввиду общеизвестного обстоятельства: начало 24 февраля 2022 года Российской Федерацией специальной военной операции (СВО) на территории Украины.


2. После введения 15 марта 2022 года Европейской Комиссией рестрикций компания-ответчик утратила возможность осуществлять на обычных условиях гражданского оборота в Российской Федерации до начала СВО торговлю дорогостоящей бытовой (кухонной) техникой ведущих европейских производителей.


3. Изменение обычных условий хозяйственного оборота в России, в том числе вследствие введения 15.03.2022 г. Евросоюзом запрета поставок в Россию предметов бытовой техники класса «люкс» стоимостью свыше 750 евро, признано на государственном уровне.

Так, в пояснительной записке к проекту № 92282-8 федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» его автор председатель Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству П.В.Крашенинников указывает:

  • «В настоящее время в связи с недружественными действиями иностранных государств и международных организаций, связанными с введением ограничительных мер в отношении граждан Российской Федерации и российских юридических лиц (далее – недружественные действия), возникают ситуации, когда многие отечественные компании вынуждены по объективным причинам приостановить исполнение ранее заключенных договоров.»
  • «В целях разрешения складывающихся спорных ситуаций законопроектом предложены положения, направленные на поддержку российского бизнеса в период действия санкций, введенных против Российской Федерации.»
  • «Законопроект разработан в целях стабилизации гражданского оборота.»

 

4. Согласно п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» «при установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков.

Вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником (пункт 2 статьи 401 ГК РФ).»


5. Настаивание гражданина-истца на удовлетворении судом его исковых требований без учета фактических обстоятельств дела о неожиданном и существенном изменении обычных условий гражданского оборота в Российской Федерации после начала СВО является формой злоупотребления правом (ст.10 ГК РФ), что влечет отказ в иске. 


Как видно из содержания доступного для скачивания файла с текстом мотивированного решения Савеловского районного суда г.Москвы от 29 августа 2022 года по гражданскому делу № 02-7338/2022 (УИД 77RS0023-02-2022-011257-90), суд фактически согласился с доводами компании-ответчика об отсутствии его вины в неисполнении обязательств перед гражданином-истцом ввиду неожиданного и существенного изменения обычных условий гражданского оборота в Российской Федерации после начала СВО.

А сделанный судом вывод об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных гражданином-истцом исковых требований полностью соответствует п.4 ст.1 ГК РФ о том, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. 


Таким образом, Савеловский районный суд г.Москвы создал важный судебный прецедент: признание введенных в 2022 году Европейской Комиссией против России рестрикций обстоятельством, которое неожиданно и существенно изменило обычные условия гражданского оборота в Российской Федерации, что, в свою очередь, является универсальным юридическим базисом для доказывания должником отсутствия его вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении договорных обязательств перед кредитором в конкретном судебном споре.

Гарантийный срок моратория на банкротство

Андрей Давыдов



Согласно официальному комментарию к постановлению Правительства РФ № 497 от 28 марта 2022 года, банкротный мораторий «предоставит должникам возможность справиться с текущими трудностями, наладить свои дела, найти новые источники дохода и укрепить финансы, не закрывая компанию или бизнес, не увольняя сотрудников».

 

И все бы ничего, но достичь эти цели всего за 6 месяцев срока действия банкротного моратория  российский бизнес не сможет.

А, значит, возникает очень важный для большинства хозяйствующих субъектов и граждан-потребителей товаров вопрос об условиях пролонгации действующего банкротного моратория после 1 октября 2022 года.

 

Представляется, что защитные меры банкротного моратория после 1 октября 2022 года будут носить ограниченный характер по аналогии с постановлением Правительства РФ №1587 от 1 октября 2020 года - только в отношении хозяйствующих субъектов согласно избранным кодам ОКВЭД.

Однако, в отличие от только лишь ковидной ситуации 2019-2020 годов, пролонгация банкротного моратория вследствие начала Россией в феврале 2022 года СВО на Украине не сможет ограничиться трехмесячным сроком – масштабная переналадка государством изменившихся условий хозяйственного оборота в России для удовлетворения нужд граждан-потребителей явно требует более длительного времени. 

Так, ключевая экономическая мера по адаптации условий отечественного хозяйственного оборота к новым политическим реалиям – параллельный импорт – лишь в июне 2022 года законодательно легализована и только набирает обороты.

 

При таких обстоятельствах важнейшей государственной задачей является скорейшая и системная актуализация закона о защите прав потребителей, направленная на его приспособление к действующим одновременно двум правовым режимам импорта в Россию товаров – официальному и параллельному.

 

Дополнение закона о защите прав потребителей новыми нормами должно быть направлено на решение следующих задач:


  • снижение потребительских страхов относительно рисков покупки товаров из параллельного импорта
  • предоставление отечественным продавцам потребительских товаров параллельного импорта таких законодательных и судебных гарантий, которые бы надежно защищали их от неадекватных режиму параллельного импорта требований потребителей. 

 

В этом значении законодателю лучше отказаться от принятия спорных новелл о регулировании договорных отношений с участием граждан-потребителей и сосредоточиться на переосмыслении ключевой для режима параллельного импорта нормы закона о защите прав потребителей –  о гарантийном сроке.

Так, например, после ухода из России мировых изготовителей и их дистрибьюторов становится практически нереализуемым предусмотренное ч.3 ст.18 ЗПП ключевое право гражданина-потребителя возвратить изготовителю или импортеру товар параллельного импорта ненадлежащего качества и потребовать возврата уплаченной за него суммы. При этом фактическое возложение согласно ч.1 ст.19 ЗПП только на продавца обязанности урегулировать последствия недостатков товара параллельного импорта так же, как это предусмотрено для товара официального импорта, является очевидно  чрезмерным.

 

Отсутствие законодательного решения проблемы баланса имущественных прав продавцов товаров параллельного импорта и граждан-потребителей тормозит адаптацию отечественной экономики к ограничениям и запретам недружественных стран, а также искажает судебное правоприменение в спорах о защите прав потребителей – возлагает на судей излишнее бремя субъективной оценки доказательств добросовестности поведения сторон дела.

 

Вот и получается, что единственной эффективной мерой по сдерживанию разбалансировки отечественного хозяйственного оборота остается банкротный мораторий, срок действия которого обусловлен моментом законодательного урегулирования института гарантийного срока потребительских товаров специально для режима параллельного импорта.

 

У моратория на банкротство тоже есть свой гарантийный срок !

«Красные линии» в договоре с участием потребителя: от недопустимости к ничтожности

Андрей Давыдов



Принятый 07 февраля 1992 года закон РФ № 2300-I «О защите прав потребителей» уже в 1998 году потребовал правоприменительных разъяснений его положений антимонопольным органом, а в 2012 году - Верховным Судом РФ.

Суть таких разъяснений заключается в стремлении государства ограничить прикрываемый правилом о «свободе договора» произвол в определении договорных условий продажи гражданам потребительских товаров (работ, услуг).

 

К 2021 году судебная система РФ накопила весомый массив дел о защите прав потребителей в спорах с ритейлерами, банками, страховщиками и другими предприятиями, который привел законодателя к умозаключению:


  • признать невозможным императивное определение государством договорных условий коммерческих организаций с потребителями
  • узаконить переход к косвенному регулированию государством договорных условий коммерческих организаций с потребителями, переложив на суды бремя надзора за их законностью.  

 

Поступивший в июне 2021 года на рассмотрение Госдумы законопроект № 1184356-7 о внесении изменения в статью 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» фактически ознаменовал очередную реформу госрегулирования в сфере защиты потребительских прав граждан: определение «недопустимых» договорных условий с участием потребителей, которые будут априори признаваться судами юридически ничтожными. 


Так, новая редакция статьи 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» с 1 сентября 2022 года устанавливает «красные линии» в договоре с участием потребителя, пересечение которых должно влечь автоматический отказ в судебной защите заявленного коммерческой организацией своего права, например:

  • на односторонний отказ от исполнения обязательства или на одностороннее изменение условий обязательства (предмета, цены, срока и иных согласованных с потребителем условий) перед потребителем
  • на обусловливание приобретения потребителем одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением им иных товаров (работ, услуг)
  • на выполнение дополнительных работ (оказание дополнительных услуг) за плату без получения согласия потребителя
  • на ограничение права потребителя на выбор способа и формы оплаты товаров (работ, услуг)
  • на досрочное расторжение договора по требованию продавца (исполнителя, владельца агрегатора)
  • на отказ потребителю в заключении, исполнении, изменении или расторжении договора с потребителем в связи с отказом потребителя предоставить персональные данные. 


Законодательная новелла о «недопустимых условиях договора» отражает современный взгляд отечественной юридической науки на классификацию условий гражданско-правового договора по объему свободы сторон в их определении (см. М.Ф.Казанцев, д.ю.н., завотделом права Учреждения РАН Института философии и права Уральского отделения РАН, Научный ежегодник ИФиП УО РАН, 2010, вып.10), где «недопустимое условие договора – это условие договора, включение которого в договор не допускается правовым актом». 


Однако, в отличие от системного научного мнения о необходимости классификации «недопустимых условий договоров» (см. там же), законодатель в измененной редакции статьи 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» оставил перечень таких условий открытым, что позволяет судам признавать юридически ничтожными любые условия договора с потребителем, которые хоть как-то нарушают нормативные правовые акты в области защиты прав потребителей. 


При таких обстоятельствах реализованный законодателем подход к определению содержания правовой нормы в измененной редакции статьи 16 Закона РФ «О защите прав потребителей»  сложно назвать отвечающим принципу правовой определенности, когда «содержание обязательных требований должно … быть ясным, логичным, понятным как правоприменителю, так и иным лицам, не должно приводить к противоречиям при их применении, а также должно быть согласованным с целями и принципами законодательного регулирования той или иной сферы и правовой системы в целом».   


Таким образом, запускаемая с 1 сентября 2022 года реформа госрегулирования фактически сводится к эксперименту по имплементации спорного научного взгляда о классификации условий гражданско-правовых договоров в законодательство о защите потребительских прав граждан. 


Правоприменительные последствия такого научно-законодательного эксперимента на гражданах-потребителях придется, как водится, обобщать и разъяснять Верховному Суду РФ.

Правительство РФ и ТПП РФ предлагают считать международные торговые санкции форс-мажором

Андрей Давыдов



Отказ или приостановка иностранными производителями поставок российским импортерам (изготовителям, продавцам) производственной продукции и потребительских товаров влечет массовую невозможность исполнения договорных обязательств перед отечественными покупателями. 

 

Большинство отечественных покупателей импортной продукции (товаров) с пониманием относятся к сложившейся ситуации и просят вернуть им авансированные деньги или подобрать аналог заказанной продукции (товара).

 

Остальным же приходится объяснять очевидные юридические перспективы их угрозы обратиться в суд ввиду срыва исполнения договорных обязательств российским импортером (изготовителем, продавцом): согласно ст.10 ГК РФ суд (арбитражный суд, третейский суд) с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления правом отказывает истцу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

 

В этой связи следует признать обоснованным и оправданным намерение Правительства РФ добиваться законодательного признания международных торговых санкций против российских изготовителей и поставщиков (продавцов) обстоятельством непреодолимой силы («форс-мажор»).

 

Более того, заслуживает одобрения предложение ТПП РФ распространить защиту «форс-мажором» и на те затронутые санкциями российские компании, которые непосредственно участвуют в производственной цепочке в качестве смежников (субподрядчиков, субпоставщиков) российского изготовителя (поставщика, продавца):

 

Письмо ТПП РФ от 22.03.2022 № ПР/0181 «О приостановлении рассмотрения заявлений о выдаче заключений об обстоятельствах непреодолимой силы по договорам, заключенным в рамках внутрироссийской экономической деятельности, в связи с санкционными ограничениями в отношении иностранных комплектующих и оборудования»

 

ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

 

от 22 марта 2022 г. N ПР/0181

 

Европейским союзом, США и рядом других стран введены экономические санкции против Российской Федерации, которые оказывают существенное влияние на возможность исполнения российскими юридическими лицами целого комплекса взятых на себя обязательств по внутрироссийским сделкам.

 

Следует отметить, что значительная часть технического оборудования, электроники, машин и иных сложных товаров, поставляемых отечественными производителями на российский рынок, производится с привлечением комплектующих, произведенных за пределами Российской Федерации, на поставку которых вышеуказанными странами введены запреты и ограничения. При этом иностранные поставщики отказывают в поставке подпадающего под санкции товара, а указанные комплектующие не производятся в России и, как правило, носят уникальный характер.

 

Возникшая ситуация приводит к тому, что многие отечественные компании вынуждены приостанавливать поставку своей промежуточной или конечной продукции контрагентам в рамках существующих производственных (технологических) цепочек, поскольку вышеуказанные комплектующие, необходимые для производства продукции, становятся для них недоступными.

 

К сожалениюпунктом 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации такие обстоятельства, как нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника и отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, к обстоятельствам непреодолимой силы не отнесены. В связи с этим требованием законодательства возникает сложность в признании описанных выше случаев обстоятельствами непреодолимой силы.

 

Информирую, что Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Чернышенко Д.Н. дано поручение соответствующим министерствам (Минэкономразвития России, Минюст России, Минпромторг России) проработать вопрос о признании санкций ряда недружественных зарубежных государств в качестве обстоятельств непреодолимой силы.

 

Торгово-промышленная палата Российской Федерации в инициативном порядке разработала свой проект изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части расширения понятия "обстоятельство непреодолимой силы", который позволяет признавать действия лиц, не участвующих в договоре, но находящихся под санкциями США, Евросоюза или иных государств, без участия которых договор, тем не менее, не может быть исполнен, обстоятельствами непреодолимой силы.

 

Законопроект направлен в адрес первого Заместителя Председателя Правительства России Белоусова А.Р., Заместителя Председателя Правительства России - руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации Григоренко И.Ю., а также в адрес Минэкономразвития России и Минпромторга России во исполнение поручения Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Чернышенко Д.Н.

 

Профильный комитет Государственной Думы по государственному строительству и законодательству с учетом позиции ТПП России также подготовил свой проект федерального закона, направленный на решение данной проблемы.

 

Все перечисленные законопроекты находятся на обсуждении в Правительстве Российской Федерации, Центральном Банке Российской Федерации и в Государственной Думе Российской Федерации. Предполагается, что один из упомянутых законопроектов должен быть принят в течение 10 дней.

 

Сообщаю, что сразу же после принятия Федеральным Собранием Российской Федерации соответствующего закона ТПП России подготовит и направит в торгово-промышленные палаты методические рекомендации по его применению в части договоров, заключенных в рамках внутрироссийской экономической деятельности.

 

В этой связи предлагаю до принятия данного закона приостановить рассмотрение торгово-промышленными палатами заявлений о выдаче заключений о свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы по договорам, заключенным в рамках внутрироссийской экономической деятельности, в связи с вышеуказанными санкционными ограничениями в отношении иностранных комплектующих и оборудования.

 

Прием соответствующих заявлений, а также выдачу заключений об обстоятельствах непреодолимой силы по внутрироссийским контрактам по иным основаниям предлагаю продолжить.

 

Президент

С.Н.КАТЫРИН 

Актуальные вопросы защиты от иска номинального кредитора в корпоративном займе

Андрей Давыдов



Несмотря на антикризисные меры господдержки резкое повышение ключевой ставки ЦБ РФ не снимает с деловой повестки вопрос привлечения финансирования для корпоративных субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП).

А поскольку в условиях финансовой турбулентности привлечь корпоративное финансирование для МСП становится сложно, мажоритарные участники (акционеры), руководители и иные контролирующие лица корпорации должны особенно внимательно относиться к предложениям возможных инвесторов/кредиторов – нормы ст.53.1 Гражданского Кодека РФ о необходимости действовать в интересах своей корпорации разумно и добросовестно никто не отменял.

 

Законодательные требования разумности и добросовестности применительно к действиям контролирующих корпорацию лиц при привлечении финансирования непосредственно связаны с критерием открытости (публичности) такой сделки.

Так, в пункте 15 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 2 за 2018 год указывается, что корпоративное финансирование может оформляться в разных формах: увеличение уставного капитала корпорации, предоставление корпорации займов и иным образом. При этом Верховный Суд РФ отмечает, что:


  • если финансирование осуществляется через корпоративные процедуры, то соответствующая информация раскрывается публично и становится доступной кредиторам и иным участникам гражданского оборота; в этом случае последующее изъятие вложенных средств также происходит в рамках названных процедур: распределение прибыли, выплата дивидендов и т.д.
  • когда корпоративное финансирование производится путем использования заемного механизма, финансирование публично не раскрывается; это позволяет завуалировать кризисную ситуацию, создать перед кредиторами и иными третьими лицами иллюзию благополучного положения дел в хозяйственном обществе.


Указанный Верховным Судом РФ критерий открытости (публичности) сделки по привлечению корпоративного финансирования является ключевым для оценки ее возможных рисков: непубличность условий корпоративного займа чревата ошибками в структурировании сделки,  возникновением конфликта имущественных интересов ее участников и, как следствие, необходимостью разрешения корпоративного спора на фоне непредвиденных издержек и налоговых начислений.

 

На примере открытых для публичного доступа материалов арбитражного дела № А40-130662/2021 укажем на следующие актуальные вопросы защиты корпорации и ее фактического кредитора от судебного иска номинального кредитора о взыскании задолженности по займу:


  1. установление обстоятельств (фактов) и сбор доказательств для правильной квалификации правоотношений между фактическим и номинальным кредиторами корпорации, в том числе в отсутствие между этими кредиторами надлежащего письменного соглашения о предоставлении денежных займов корпорации
  2. установление обстоятельств (фактов) и сбор доказательств для квалификации действий номинального кредитора по истребованию с корпорации суммы займа без согласия/указания фактического кредитора как недобросовестных (в значении ГК РФ) и преступных (в значении УК РФ)
  3. определение условий для процессуальной квалификации иска номинального кредитора по истребованию с корпорации суммы займа в качестве корпоративного спора, разрешение которого находится в специальной компетенции арбитражного суда
  4. определение условий для квалификации обращения номинального кредитора в суд с иском о взыскании с корпорации задолженности по займу в качестве покушения на совершение преступления – мошенничество, а также наличия иных сопутствующих составов из УК РФ
  5. установление признаков уголовно-процессуального статуса "потерпевший" у фактического кредитора и/или у корпорации-должника по займу от номинального кредитора, реализация полномочий потерпевшего в уголовном деле
  6. особенности доказывания в судебном деле недобросовестности поведения номинального кредитора по взысканию с корпорации задолженности по займу
  7. особенности урегулирования (списания с баланса) задолженности корпорации перед номинальным кредитором после вступления в законную силу судебного постановления об отказе ему в таком иске.   


Приведенный перечень актуальных вопросов защиты от иска номинального кредитора в корпоративном займе указывает на сложности в достижении ее целей, разрешение которых потребует от фактического кредитора и самой корпорации аккумулирования необходимых сил и средств.    

 

Вот почему привлечение корпоративного финансирования в непубличной форме займа (кредита  и т.п.) требует предварительной и тщательной проработки всех его аспектов.  

Судебная реформа после 2018 года

Андрей Давыдов



На состоявшемся 09.02.2022 года ежегодном совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов РФ подведены итоги судебной реформы 2018 года, которые де-факто признаны неудовлетворительными.


И поскольку никаких кардинальных рецептов для исправления ситуации Верховный Суд РФ на совещании не обнародовал, приходится констатировать, что в обозримой перспективе качество судопроизводства в судах общей юрисдикции и арбитражных судах не улучшится, а только ухудшится – в основном из-за увеличивающегося числа судебных дел и допускаемых судьями процессуальных нарушений, а также невозможности преодоления 98,5% кассаторами применяемых Верховным Судом РФ «нано-фильтров».

 

Что это значит для участвующих в судебных разбирательствах граждан и организаций, а также представляющих их интересы в судах профессиональных юристов/адвокатов ?

 

Ответы на поверхности:


  • во-первых, на фоне постоянного усложнения процессуальных аспектов ведения гражданских и арбитражных дел будут естественным образом возрастать квалификационные требования клиентов к своим судебным представителям
  • во-вторых, все большее число требований/исков будут урегулироваться сторонами до начала рассмотрения судом дела по-существу или путем заключения мирового соглашения из-за дороговизны судебных издержек
  • в-третьих, граждане и организации будут чаще обращаться с жалобами в Конституционный Суд РФ, который по факту выполняет за Верховный Суд РФ «апелляционные» функции в судебном разбирательстве.   


Наконец, нельзя исключить рост коррупционных проявлений в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, что негативно сказывается на общественном доверии к суду как органу государственной (судебной) власти.   

 

Сказанное выше означает, что Верховный Суд РФ неизбежно продолжит начатую в 2018 году судебную реформу путем очередного изменения процессуального законодательства, а также законодательства о статусе судей.

 

Представляется, что главным вектором таких законодательных изменений должно стать усиление «прозрачности» судопроизводства, в том числе путем:


1)  конкретизации норм ГПК и АПК:

  • об отмене судебного решения по причине нарушения процессуальных норм
  • об отмене судебного решения ввиду незаконного состава суда, нарушения тайны совещательной комнаты и принятия решения о правах/обязанностях не привлеченных к участию в деле лиц
  • о порядке проверки судом применения нижестоящими судами процессуальных норм, являющихся безусловными основаниями для отмены судебного постановления
  • о содержании мотивированной части определения суда об отводе
  • о судебном штрафе

 

2) принятия регламента суда/арбитражного суда с включением правил:

  • размещения судом электронных документов в судебной информационной системе с учетом необходимости исключения возможностей для манипулирования данными и необоснованного ограничения доступа к ним участвующих в деле лиц  
  • документооборота по вопросам законности судебного состава по делу


3) дополнения закона о статусе судей в РФ положениями об ознакомлении с результатами дисциплинарной проверки судьи по доводам заявления/жалобы участвующего в деле лица, а также о процессуальном значении заключения по результатам такой проверки.

 

А пока Верховный Суд РФ обдумывает законодательные инициативы по следующей судебной реформе, гражданам и организациям как потребителям «госуслуги» «Правосудие» остается рассчитывать на эффективную работу правоохранительных органов и возможность распространения технологий ФНС по внедрению искусственного интеллекта в рабочий процесс.

Итоги судебной реформы 2018 года

Андрей Давыдов



09 февраля 2022 года состоялось ежегодное совещание судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов РФ, где выступили Президент России Владимир Путин и Председатель Верховного Суда РФ (далее - ВС РФ) Вячеслав Лебедев, «ключевой» зампред ВС РФ по гражданским и экономическим делам Ирина Подносова, а также председатели коллегий и судебных составов ВС РФ, председатели ряда кассационных судов общей юрисдикции и арбитражного суда Центрального округа.

 

В онлайн-репортаже на портале ПРАВО.RU отражены важнейшие тезисы выступлений на совещании, в том числе некоторые данные судебной статистики за 2021 год:


  • в 2021 году суды рассмотрели по первой инстанции более 39 млн дел различных категорий, из которых 23 млн - гражданских дел
  • мировые судьи рассматривают ежегодно около 30 млн дел
  • Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ в 2021 году рассмотрела более 54 тыс жалоб, из которых лишь 788 переданы для рассмотрения в судебном заседании и в 93,7% случаях они были удовлетворены
  • в 24% случаях Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ выявила нарушения судами норм процессуального права, в 31% - нарушения норм материального права, а в остальных 55% случаях судами были допущены ошибки в применении и процессуальных и материальных норм
  • анализ судебной практики показывает, что суды часто ошибаются в применении процессуального законодательства
  • одна из задач кассационных судов общей юрисдикции – в реализации позиций ВС РФ, чтобы практика в судебном округе полностью соответствовала разъяснениям высшей судебной инстанции
  • Дисциплинарная коллегия ВС РФ работает над поправками в постановление Пленума 2016 года о практике применения законодательства о дисциплинарной ответственности судей, в т.ч. над вопросом о том, что следует понимать под грубым нарушением прав участников процесса.

 

Приведенные на совещании судей данные объективно характеризуют ситуацию с качеством судопроизводства в судах общей юрисдикции по итогам 2021 года как весьма острую, если не сказать - критическую:  


  • условная «госуслуга» - «Правосудие» - является одной из социально важнейших: экономически активное население России (по данным Росстата на 01.01.2021 года около 75 млн человек) в 2021 году обратилось за 39 млн таких «госуслуг» - т.е. почти каждый второй занятый или безработный гражданин России возраста 15+ стал потребителем этой «госуслуги»
  • кассационные суды с 2019 года так и не приступили к рассмотрению гражданских дел в точном соответствии с практическими разъяснениями ВС РФ вопросов применения норм материального и процессуального права, несмотря на рост числа удовлетворенных жалоб уже в 2020 году   
  • ВС РФ по-прежнему испытывает ажиотажный спрос граждан на справедливый и законный пересмотр судебных постановлений, но берется реально помочь лишь примерно 1,5% просителям
  • поток выявляемых ВС РФ процессуальных нарушений требует усиления защиты прав участников процесса от «недисциплинированных» судей.

 

Таким образом, на совещании судей по итогам 2021 года публично признано, что судебная реформа 2018 года, призванная, в том числе, разгрузить аппарат ВС РФ от выполнения «апелляционных» функций за счет их передачи в специально созданные кассационные суды, пока не достигла своей цели: удовлетворить постоянно растущий спрос граждан на качественную «госуслугу» «Правосудие».

 

Как следствие, почти трехлетняя «пробуксовка» судебной реформы 2018 года оставляет ВС РФ под накалом обоснованной критики со стороны массово недовольных потребителей «госуслуги» «Правосудие», а также вызывает сомнение в эффективности и целесообразности бюджетных расходов на создание и деятельность кассационных судов общей юрисдикции в текущем формате.

 

К этим выводам приводят также и следующие примечательные особенности состоявшегося совещания судей:


 

Таким образом, председателям кассационных судов общей юрисдикции уже в 2022 году придется без дополнительного финансового обеспечения продемонстрировать государству, гражданам и ВС РФ полезность возглавляемых ими судов: обеспечить единообразие судебной практики согласно позициям ВС РФ.

 

Как следует из материалов совещания, основными методами повышения качества судопроизводства в кассационных судах станут кадровые решения, включая ужесточение мер дисциплинарной ответственности судей.

 

Однако, только таких мер со всей очевидностью будет недостаточно: обозначенная на совещании тема грубого нарушения судьями прав участников процесса требует развития названной Председателем Совета судей России, судьей ВС РФ Виктором Момотовым в 2018 году «третьей стадии судебной реформы»: реформирование процессуального законодательства, а также законодательства о статусе судей.

Конституционный Суд РФ установил временные правила оплаты инфраструктуры в коттеджных поселках

Андрей Давыдов



Накануне нового 2022 года Конституционный Суд РФ принял постановление от 28 декабря 2021 года № 55-П, посвященное актуальному для собственников частных загородных домов вопросу начисления платы за пользование инфраструктурными поселковыми объектами и услуги управляющей организации.

 

Составленное на 31-й странице, постановление Конституционного Суда РФ по своему содержанию и правоприменительному значению является очередным примером «судебного нормотворчества», призванным восполнить законодательный пробел и привести к единому знаменателю неоднородную судебную практику о взимании платы за пользование общей инфраструктурой жилищно-земельного комплекса: контрольно-пропускные пункты, внутрипоселковые дороги, ливневая канализация, сети инженерно-технического обеспечения и наружного освещения, трансформаторные подстанции, тепловые пункты, коллективные автостоянки, детские и спортивные площадки, оборудованные площадки для сбора твердых бытовых отходов и др.

 

Ключевые положения постановления Конституционного Суда РФ:


  • при определении размера «инфраструктурных» расходов каждого домовладельца должны соблюдаться требования разумности и обоснованности
  • собственникам участков и домов в поселке следует активно использовать свое право на участие в принятии решений по управлению инфраструктурой (включая установление правил определения и изменения платы за управление имуществом общего пользования и его содержание), в том числе путем справедливого порядка созыва собрания собственников, его организации и принятия им решений.


Также в постановлении содержится описание общеобязательного правового режима, который сам Конституционный Суд РФ именует как надлежащая модель правового регулирования организационных и имущественных отношений, связанных с функционированием комплексов индивидуальных жилых домов и земельных участков с общей инфраструктурой, обеспечивающая поддержание справедливого баланса интересов, прав и обязанностей собственников различного имущества, входящего в эти комплексы:


  1. состав и размер платы каждого собственника определяются с учетом объективной необходимости соответствующих услуг для надлежащего содержания имущества общего пользования, его использования именно для удовлетворения общей потребности жителей комплекса в комфортных условиях проживания, размер платы сохраняется в пределах разумной и обоснованной рыночной стоимости, а также имеются возможности эффективной судебной защиты при произвольном установлении платы
  2. обязательность решений, принятых общим собранием собственников по вопросам указанной платы, обусловлена наличием гарантий, обеспечивающих возможность всех собственников участвовать в таких собраниях, периодичность их проведения, подотчетность и информационную открытость управляющей организации перед собственниками
  3. наличествуют организационно-правовые механизмы, позволяющие обеспечить осознанное принятие на себя собственником (притом что он имеет фактическую возможность пользоваться имуществом общего пользования и извлекает полезный эффект из оказываемых управляющей организацией услуг) обязательств, касающихся внесения указанной платы, одновременно с приобретением права собственности на недвижимое имущество в комплексе
  4. в случае возникновения спора факт установления указанной платы общим собранием собственников или в определенном им (в том числе утвержденным общим собранием, но не подписанным собственником участка договором) порядке не препятствует суду оценить доводы собственника участка об отсутствии у него фактической возможности пользоваться данным имуществом и извлекать полезный эффект из оказываемых управляющей организацией услуг, о выходе услуг за рамки объективно необходимых для надлежащего содержания данного имущества, об установлении стоимости услуг, явно превышающей их рыночную стоимость, об отнесении к данному имуществу объектов, фактически не предназначенных для удовлетворения общей потребности жителей комплекса в комфортных условиях проживания
  5. во всяком случае, собственник участка не лишен возможности инициировать проведение общего собрания собственников для изменения условий взимания указанной платы, а неустойка за ее несвоевременное внесение – поскольку такая неустойка не установлена заключенным с собственником участка договором – взыскана быть не может, что не препятствует применению ответственности, предусмотренной статьей 395 ГК Российской Федерации.


В заключении Конституционный Суд РФ в своем постановлении устанавливает требование к федеральному законодателю: в кратчайшие сроки внести в действующее законодательство соответствующие изменения.

 

Учитывая общеобязательность принятого Конституционным Судом РФ постановления, можно рассчитывать, что уже в 2022 году в коттеджных поселках на территории страны начнется процесс конкретизации критериев определения и правового режима инфраструктурных объектов, включая урегулирование отношений по управлению этим имуществом и его содержанию (в частности -  порядок и условия установления и взимания платы за управление имуществом общего пользования и его содержание, критерии, на основе которых определяются ее состав и размер).

Верховный Суд РФ разрешил субъектам РФ вводить штраф за парковку на газоне

Андрей Давыдов



Верховный Суд РФ признал право субъектов РФ устанавливать административные штрафы за  размещение транспортных средств на газонах, участках с зелеными насаждениями, а также на детских и спортивных площадках.

 

Соответствующее разъяснение содержится в п.56 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 3 за 2021 год.

 

УТВЕРЖДЕН

Президиумом Верховного Суда

Российской Федерации

10 ноября 2021 г.

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

№ 3 (2021)

 


56. Субъект Российской Федерации вправе устанавливать административную ответственность за нарушение нормативных правовых актов органов местного самоуправления, предусматривающих запрет на размещение транспортных средств на газонах, участках с зелеными насаждениями, а также на детских и спортивных площадках.


 

Решением уполномоченного органа местного самоуправления были утверждены Правила благоустройства территории города (далее – Правила благоустройства).

 

Согласно ч. 1 ст. 23 Правил благоустройства в целях обеспечения сохранности покрытия дорог и тротуаров, искусственных сооружений и других объектов благоустройства города запрещается: размещение транспортных средств на газонах, участках с зелеными насаждениями (п. 8), размещение транспортных средств на детских и спортивных площадках (п. 9).

 

Субъектом Российской Федерации принят Закон, которым утвержден Кодекс об административных правонарушениях данного субъекта (далее – Закон).

В соответствии с ч. 1 ст. 2.6 Закона размещение транспортных средств на газонах, участках с зелеными насаждениями, на детских, игровых и спортивных площадках, если данные действия запрещены нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, влечет наложение административного штрафа.

 

Заявитель обратился в суд с административным иском о признании недействующими ч.1 ст.2.6 Закона, а также пп.8 и 9 ч.1 ст.23 Правил благоустройства, ссылаясь на то, что они противоречат нормативным правовым актам, обладающим большей юридической силой.

 

Решением суда первой инстанции в удовлетворении административного искового заявления отказано.

При этом суд исходил из того, что оспариваемые акты приняты административными ответчиками в пределах их компетенции, в надлежащей форме, с соблюдением процедуры принятия и правил введения в действие.

 

Суд также пришел к выводу о том, что диспозиция ч.1 ст.2.6 Закона содержит описание конкретных противоправных действий (бездействия), исключающих совпадение признаков объективной стороны предусмотренного ею состава административного правонарушения с составами административных правонарушений, ответственность за совершение которых установлена КоАП РФ; в оспариваемой норме права слова «если данные действия запрещены нормативными правовыми актами органов местного самоуправления» относятся к гипотезе нормы и ставят возможность привлечения к ответственности в зависимость от наличия на территории конкретного муниципального образования соответствующих запретов, что не противоречит принципу равенства лиц, совершивших административные правонарушения, перед законом, закрепленному в ч.1 ст.1.4 КоАП РФ.

 

Кроме того, суд указал, что органы местного самоуправления в правилах благоустройства соответствующих муниципальных образований вправе регулировать вопросы, связанные с установлением запретов на размещение транспортных средств на газонах, участках с зелеными насаждениями, а также на детских и спортивных площадках.

 

Апелляционным определением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, решение суда в части отказа в удовлетворении заявленных требований об оспаривании ч.1 ст.2.6 Закона отменено и принято новое решение о признании данной нормы не действующей с момента вступления решения суда в законную силу.

 

Суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился кассационный суд, исходил из того, что в оспариваемой норме признаки объективной стороны административного правонарушения четко не сформулированы, отсылка к правовым актам муниципальных образований влечет правовую неопределенность при решении вопроса об отнесении конкретных действий (бездействия) к составу административного правонарушения; данное предписание не отвечает требованиям ясности и недвусмысленности, допускает привлечение к административной ответственности без указания на конкретные правила органов местного самоуправления.

 

Также судами отмечено противоречие оспариваемой нормы ч.1 ст.1.4 КоАП РФ, поскольку на территории одного субъекта Российской Федерации органами местного самоуправления могут быть приняты взаимоисключающие муниципальные правовые акты.

 

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с приведенными выводами судов апелляционной и кассационной инстанций.

 

Законодательство об административных правонарушениях состоит из Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях (ст.1.1 КоАП РФ).

 

К ведению субъектов Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления (п.1 ч.1 ст.1.3-1 КоАП РФ).

Следовательно, субъект Российской Федерации вправе установить административную ответственность за нарушение тех правил и норм, которые предусмотрены нормативными правовыми актами этого субъекта Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, путем указания в диспозиции нормы конкретных противоправных действий, исключающих совпадение признаков объективной стороны состава административного правонарушения, установленного законом субъекта Российской Федерации, с признаками объективной стороны состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена КоАП РФ.

 

Согласно п.1 ст.1.1 Закона административная ответственность введена им за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления муниципальных образований указанного субъекта Российской Федерации.

Из содержания ст.2.6 названного закона, включенной в гл.2, объединяющую административные правонарушения в области благоустройства, усматривается, что она состоит из диспозиции («размещение транспортных средств на газонах, участках с зелеными насаждениями, на детских, игровых и спортивных площадках»), гипотезы («если данные действия запрещены нормативными правовыми актами органов местного самоуправления») и санкции («влечет наложение административного штрафа на граждан в размере пяти тысяч рублей, на должностных лиц – десяти тысяч рублей, на юридических лиц – десяти тысяч рублей»).

Диспозиция оспариваемой нормы носит определенный, конкретный характер, определяет в том числе и объективную сторону правонарушения, выражающегося в конкретном действии – размещении транспортных средств на газонах, участках с зелеными насаждениями, на детских, игровых и спортивных площадках.

 

Таким образом, ч.1 ст. 2.6 Закона определяет объективную сторону и объект правонарушения, не содержит неоднозначных формулировок и терминов, свидетельствующих о правовой неопределенности.

 

Правила благоустройства территории муниципального образования утверждаются представительным органом соответствующего муниципального образования, могут регулировать вопросы содержания территорий общего пользования и порядка пользования такими территориями, организации озеленения территории муниципального образования, включая порядок создания, содержания, восстановления и охраны расположенных в границах населенных пунктов газонов, цветников и иных территорий, занятых травянистыми растениями, размещения и содержания детских и спортивных площадок, площадок для выгула животных, парковок (парковочных мест), малых архитектурных форм (ч.1, пп. 1, 5 и 7 ч.2 ст.45-1 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»).

 

Верховный Суд Российской Федерации в п.17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 г. № 20 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснил, что, если остановка или стоянка транспортного средства была осуществлена на территориях, на которые не распространяется действие раздела 12 Правил дорожного движения Российской Федерации (например, газон, детская площадка, иные объекты благоустройства), такие действия квалификации по ст.12.19 КоАП РФ (нарушение правил остановки или стоянки транспортных средств) не подлежат.

Административная ответственность за указанные нарушения может быть установлена законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

При таких обстоятельствах с учетом положения п. 1 ч. 1 ст. 1.31 КоАП РФ субъект Российской Федерации был вправе установить административную ответственность за нарушение нормативных правовых актов органов местного самоуправления, предусматривающих запрет на размещение транспортных средств на газонах, участках с зелеными насаждениями, а также на детских и спортивных площадках.

 

Следовательно, муниципальные правовые акты органов местного самоуправления, в которые включены подобные запреты, и ч.1 ст. .6 Закона, содержащая в том числе отсылку к указанным муниципальным актам, не противоречат законодательству, имеющему большую юридическую силу.

 

С учетом характера допущенного судами апелляционной и кассационной инстанций существенного нарушения норм материального права принятые ими судебные акты подлежат отмене.

 

Определение № 87-КАД21-1-К2