АКТУАЛЬНО

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Судебный штраф и дисквалификация за фальсификацию доказательств

Андрей Давыдов



Объявлено, что очередная реформа арбитражного и гражданского процессов (теперь - по федеральному закону № 451-фз от 28.11.2018 года) нацелена на повышение качества отправления правосудия, в т.ч. путем предъявления к представителям сторон профессионального ценза для участия в судебном производстве.

И, правда, только наличие высшего юридического образования позволяет представителю участвующего в деле лица более-менее профессионально подойти к исполнению обязанностей по сбору, представлению суду и исследованию доказательств, без чего немыслимо правильное рассмотрение дела.

 

В арбитражном и гражданском процессах суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. При этом, по общему правилу, доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

 

Таким образом, проверка достоверности доказательств является важнейшей частью судебного процесса, которая непосредственно определяет сроки рассмотрения дела и может влечь для участвующих в деле лиц и их представителей последствия (п.2 и п.3 ст.41 АПК РФ и ст.35 ГПК РФ).

 

Однако, сегодня процессуальное законодательство не устанавливает никаких внятных последствий за представление суду недостоверного (т.е. сфальсифицированного) доказательства. Например, АПК РФ и ГПК РФ даже не содержат формальную ссылку на ч.1 ст.303 УК РФ, которая, по мнению многих специалистов из правоохранительных органов и экспертных сообществ, имеет ряд существенных правоприменительных сложностей.

 

Как результат, в большинстве случаев, установив факт фальсификации доказательства в арбитражном и гражданском процессе, суд ограничивается исключением его из числа доказательств по делу – и то, лишь на основании заявления процессуального оппонента (см., например, ч.1 ст.161 АПК РФ).

При этом, недобросовестные участники судебного дела и их представители, как правило, не несут бремя неблагоприятных последствий представления суду сфальсифицированного доказательства.

 

О том, что вышеуказанная проблема существует, например, косвенно свидетельствует дополнение законодателем в 2016 году АПК РФ статьей 188.1, предусматривающей право суда вынести частное определение в отношении адвокатов и других субъектов профессиональной деятельности при выявлении в ходе рассмотрения дела случаев, требующих устранения нарушения законодательства Российской Федерации. 

Однако, высокая загруженность судей явно не позволяет им активно задействовать этот процессуальный инструмент в борьбе с фальсификацией доказательств по делу. Да, и сама эффективность института частного определения в нынешних реалиях является сомнительной.

 

Представляется, что наиболее эффективными средствами борьбы с фальсификацией доказательств в арбитражном и гражданском процессах могут стать процессуальные институты:

  • судебный штраф за представление суду недостоверного доказательства
  • дисквалификация судебного представителя.



Поясним, о чем речь.

 

Штраф за представление суду недостоверного (сфальсифицированного) доказательства – это разновидность судебных (процессуальных) штрафов, известных как в АПК РФ, так и в ГПК РФ, который должен стать одним из «неблагоприятных последствий» для судебного представителя, настаивавшего на достоверности представленного суду сфальсифицированного доказательства.

 

Иными словами, борьба с фальсификацией доказательств окажется эффективной, если суд будет обязан наложить такой штраф в случае, если судебный представитель заявил возражения относительно исключения из числа доказательств по делу, но проверка подтвердила обоснованность заявления процессуального оппонента о фальсификации доказательства (ст.161 АПК РФ и ст.186 ГПК РФ).

При этом, во избежание процессуальных злоупотреблений, такой штраф должен налагаться судом на всех (каждого) судебных представителей участвующего в деле лица независимо от того, кто именно из них возражал против исключения из числа доказательств, а равно независимо от того, кто именно (из судебных представителей, их доверитель или любое иное лицо) представил суду недостоверное доказательство.

 

Разумеется, налагаемый судом штраф не заменяет меру уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по ст.303 УК РФ, для чего рассматривающий дело суд должен быть обязан направить материал в соответствующий компетентный орган для принятия процессуального решения.

 

Более того, Судебный департамент при Верховном суде РФ вполне мог бы вести открытый для бесплатного публичного доступа федеральный реестр оштрафованных и дисквалифицированных за фальсификацию доказательств граждан (выступавших судебными представителями), что позволило бы:

  • во-первых, поставить на «профилактический учет» проштрафившихся представителей в судах, помогая всем участвующим в деле лицам и самим судам заблаговременно проверять деловую репутацию граждан, желающих выступить представителем в судебном процессе
  • во-вторых, установить для рецидивистов административную дисквалификацию (ст.3.11 КоАП РФ) - обоснованное (числом ранее наложенных штрафов) ограничение судом по заявлению прокурора на определенный срок право быть представителем граждан и организаций в судебных делах.


Представляется, что реализация предложенных мер борьбы с фальсификацией доказательств в арбитражных судах и судах общей юрисдикции может иметь весьма полезные для отечественного правосудия «бонусы»: повышение профессионального качества юридической помощи гражданам и организациям, сокращение судебной волокиты и издержек, укрепление института состязательности судебного процесса, повышение доверия к отечественной судебной системе и т.п.

Сделка с правосудием как ценообразующий фактор для ОСАГО

Андрей Давыдов



Годовой Отчет РСА за 2017 год содержит данные страховой статистики о количестве ДТП и пострадавших, которым причинен вред жизни или здоровью.

Так, число пострадавших, жизни или здоровью которых причинен вред в ДТП, уменьшилось с 241,4 тыс. в 2016 году до 234,5 тыс. в 2017 году или на 2,9% (число раненых – на 2,6%, число погибших в ДТП – на 6%).

 

По данным РСА за 9 месяцев 2018 года выплаты по ОСАГО для возмещения вреда жизни и здоровью пострадавших в ДТП существенно выросли и достигли 4,6 млрд рублей, в том числе 1,7 млрд по летальным исходам.

 

Тренд на увеличение динамики выплат по ОСАГО для возмещения вреда жизни и здоровью «поддержали» и госорганы, например:

  • в определении Верховного Суда РФ по гражданскому делу № 9-КГ18-9 от 10 июля 2018 года подчеркивается, что причинение вреда третьему лицу в результате взаимодействия источников повышенной опасности влечёт наступление страхового случая по каждому заключённому их владельцами договору обязательного страхования гражданской ответственности (ОСАГО) и страховая выплата должна быть произведена по каждому из этих договоров – даже если страховщик по всем полисам ОСАГО один и тот же;
  • в конце января 2019 года ЦБ поддержал предложение Минфина увеличить лимит выплаты по ОСАГО для возмещения вреда жизни и здоровью пострадавших с 500 тыс рублей до 2 млн рублей.



Таким образом, к началу 2019 года в ОСАГО назрела очередная комплексная проблема - увеличение убыточности по выплатам для возмещения вреда жизни и здоровью пострадавших при недостаточности для этого страхового лимита в существующем масштабе цен и очевидной угрозе социального недовольства из-за подорожания ОСАГО.

 

И пока ЦБ выбирает подходящий из известных ему способов разрешения образовавшейся проблемы в ОСАГО, будет оправданным посмотреть на вопрос шире.

 

Так, согласно статистике ГИБДД «каждое четвертое ДТП (с пострадавшими) – это наезд на пешехода. В крупных городах до половины всех ДТП – наезды на пешеходов, из них на пешеходных переходах в городах происходит каждый ТРЕТИЙ наезд на пешехода, в том числе по вине водителей - в 86% случаев.»

По мнению «Союза пешеходов», «проблемы попавших в ДТП пешеходов, а также водителей и пассажиров не заканчиваются после доставки их в больницу. Наибольшее количество обращений в «Союз пешеходов» связано с затруднениями в изыскании средств на лечение, затем с компенсацией затрат на лечение, и проблемой справедливого наказания виновника аварии. На каждом из перечисленных этапов от пострадавшего и его родственников требуются серьезные усилия и определенные юридические и экономические познания.» 

 

Получается, что главная причина претензий к системе ОСАГО по выплатам для возмещения вреда жизни и здоровью пострадавших – это затруднительность получения от виновного водителя компенсации травмированными в ДТП пешеходами (или их родственниками).

 

И, действительно, действующее государственное регулирование не стимулирует виновных в ДТП водителей компенсировать пострадавшим вред жизни и здоровью.

Так, согласно п.6 ч.1 ст.4.2 КоАП РФ добровольное возмещение лицом, совершившим административное правонарушение, причиненного ущерба или добровольное устранение причиненного вреда является обстоятельством, смягчающим административную ответственность. Однако, такое «смягчение» не является установленной законом гарантией применения судом к виновному водителю административного наказания в виде штрафа вместо лишения права на управление транспортными средствами, как это предусмотрено ст.12.24 КоАП РФ.

 

Судебная практика по ст.12.24 КоАП в целом указывает на лояльность судов к виновным в ДТП водителям, но не объясняет ее причин и изумляет прецедентами:

 

Данные по рассмотрению судами дел по ст.12.24 КоАП РФ

Данные за

6 мес / 2018 год

Данные за

12 мес / 2017 год

Данные за

12 мес / 2016 год

Всего подвергнуто наказанию (физлиц)

15 993

33 310

34 601

Назначен штраф

11 645

24 363

25 238

Назначено лишение спецправа

4 347

8 947

9 360

Вынесено письменное предупреждение

1

0

3

 

Статистические данные рассмотрения судами дел по ст.264 УК РФ и вовсе пока отсутствуют.

 

Таким образом, сопоставление вышеприведенных статистических данных РСА и данных судебной статистики указывает на существование в России «теневого» механизма урегулирования виновными водителями вреда жизни и здоровью пострадавших в ДТП, годовой оборот которого можно оценить примерно в 15-20 млрд рублей.

Отсутствие правовой определенности у виновных водителей относительно судебного вердикта даже при наличии смягчающего обстоятельства по ст.12.24 КоАП РФ имеет очевидный коррупциогенный риск, который априори увеличивает сумму теневого оборота.

 

При таких обстоятельствах кажется странным, что государство до сих пор не озаботилось внедрением «процессуального платежного сервиса» в КоАП РФ вообще и применительно к ст.12.24 КоАП РФ в частности – ведь, кроме содействия водителям, пострадавшим и страховщикам ОСАГО это позволяет дополнительно пополнять бюджет за счет взимания не менее 100 тысяч административных штрафов в год только лишь по ст.12.24 КоАП РФ.

 

Такой «процессуальный платежный сервис» может быть внедрен в КоАП РФ с учетом особенностей административного производства и законодательного прецедента ст.28.1 УК РФ, а именно путем дополнения ст.4.7 КоАП РФ пунктом 1.1. следующего содержания:

 

«1.1. Судья, рассматривая дело об административном правонарушении, при отсутствии спора о возмещении вреда жизни и здоровью, а также имуществу потерпевшего обязан назначить наказание по низшему пределу, установленному санкцией соответствующей статьи.»

 

Предлагаемая законодательная новелла направлена на изменение «карательной» модели действующего административного производства в сторону его гуманизации и фактически представляет из себя разновидность «сделки с правосудием», главной целью которой является гарантированное возмещение потерпевшим причиненного административным правонарушением вреда в его реальном размере.

Разумеется, это будет способствовать ЦБ и страховщикам сохранять ценообразование на ОСАГО в социально и экономически оправданных границах.

Кому нужен полис ОСАГО

Андрей Давыдов



«Известия» инициировали очередной виток общественной дискуссии о реформе ОСАГО: согласно данным МВД России, «впервые за всю историю ОСАГО резкий спад заключения договоров был зафиксирован в 2015 году. Тогда, по данным ГИБДД, было выписано около 189 тыс. штрафов за это нарушение, в 2016 году этот показатель скакнул до 1,9 млн штрафов. По итогу прошлого года было уже выписано до 2,8 протоколов (+40%).»

 

Однако, указанные «Известиями» причины массового отказа автомобилистов от ОСАГО – дороговизна тарифа и низкое качество страховой услуги – являются, скорее, отражением более масштабного социально-экономического явления, а именно: ощутимое снижение уровня жизни отечественного «среднего класса» в 2015 году как раз после девальвационного валютного скачка в конце 2014 года.

 

В этом смысле само по себе «закручивание гаек», вроде предложения ужесточить штрафы за отсутствие полиса ОСАГО, очевидно, не может кардинально снизить число транспортных средств без ОСАГО с нынешних 3 млн штук – для выправления ситуации требуется адаптация всех участников рынка ОСАГО к новым экономическим условиям в стране.

 

И такой процесс адаптации идет !

 

Так, согласно данным ЦБ России и оценкам ведущих отечественных автостраховщиков за 2017 год:

  • в 2017 году страховщики заключили на 8,3% больше договоров автокаско (3,9 млн против 3,6 млн договоров в 2016 году)
  • рынок страхования автокаско перестал зависеть от рынка новых автомобилей
  • тарифы на полисы классического автокаско имеют тенденцию к снижению
  • страховщики научились оптимизировать расходы на урегулирование страхового возмещения по автокаско.



Все эти факторы указывают, что полис автокаско к началу 2018 года стал не только оптимальным по соотношению цена/качество, но и вполне доступным – прямая противоположность регулируемым государством условиям ОСАГО.

Иными словами, к началу 2018 года на отечественном рынке автострахования сложилась ситуация, когда защита имущественных прав законопослушных автомобилистов обеспечивается уже не ОСАГО, а полисом КАСКО, что, собственно, неуклонно и превращает полис ОСАГО во все менее востребованный «страховой продукт».

 

Однако, снижение экономической привлекательности полиса ОСАГО у автомобилистов – явление временное, обусловленное существующим качеством государственного регулирования, состоянием отечественной экономики и не означающее утраты ОСАГО своего главного социального предназначения: эффективное внесудебное возмещение вреда пострадавшим от источника повышенной опасности, коим является эксплуатация транспортного средства (ст.1079 Гражданского кодекса РФ).  

 

Следовательно, полис ОСАГО нужен государству – прежде всего, как механизм социально-экономической поддержки малообеспеченных граждан-автомобилистов. Ведь, именно они являются той стремительно увеличивающейся в последние три года категорией потребителей, которые отказываются от приобретения «страхового продукта» ОСАГО, не соответствующего предъявляемым к нему потребительским качествам.

 

В таких условиях задача государства как маркетолога - выпустить на рынок такой полис ОСАГО, условия которого бы соответствовали ожиданиям малообеспеченных граждан-автомобилистов и других участников правоотношений в сфере дорожного движения.

В этом значении от государства требуется реформа ОСАГО, предусматривающая:

  1. выделение из этого обязательного вида страхования нового - вмененного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, рассчитанного на тех потребителей, кто способен оплачивать по рыночной цене качественную страховую услугу
  2. признание существующего института ОСАГО социально значимым и, следовательно, требующим государственного субсидирования, для чего необходима федеральная госпрограмма, включающая:
  • критерии участия водителя транспортного средства и автостраховщика в госпрограмме
  • простые и доступные условия оформления, ценообразования, определения страховой суммы и порядка страхового возмещения (например, ввести «коробочный» полис ОСАГО)
  • источники, размеры и региональное распределение госсубсидий на страховое возмещение среди участвующих в госпрограмме автостраховщиков
  • организационные формы и критерии эффективности участия региональных органов власти в реализации госпрограммы.


Только при таких условиях, когда государство деньгами гарантирует минимальное («базовое») страховое покрытие рисков гражданской ответственности владельцев транспортных средств с поправкой на региональные особенности, можно реально воплощать на уровне всей Федерации идеи либерализации тарифов, повышения административных штрафов и других мер государственного принуждения к приобретению полиса ОСАГО. 

Лизинг автомобиля: приказ о вводе в эксплуатацию основных средств

Андрей Давыдов



Мы уже рассказывали, что не всегда организации стоит расходовать свой уставный капитал и/или прибыль на приобретение основных средств - оптимизировать доходы и расходы при создании корпоративного автопарка поможет лизинг.


Вместе с тем, прежде, чем заключить договор лизинга транспортного средства, руководству организации следует обратить внимание на грамотное юридическое планирование такой финансовой операции. И отправной пункт в этом: кто ведет бухгалтерский (балансовый) учет купленного в лизинг автомобиля – лизингодатель или лизингополучатель?


Практика показывает, что лизинговые компании склонны к передаче автомобилей на баланс лизингополучателей, что позволяет: уменьшить договорную стоимость лизинга на сумму транспортного налога; упростить документооборот по административным штрафам, выписанными на основании данных средств автоматической фиксации нарушений ПДД; передать лизингополучателю функции страхователя по полисам КАСКО, ОСАГО и т.д.


В то же время, и лизингодателю, и лизингополучателю при принятии автомобиля на свой баланс необходим соответствующий юридический факт (факт хозяйственной жизни организации). Для применяющих упрощенную систему налогообложения (УСН) организаций таким фактом в соответствии с п.п.1 ч.3 ст.346.16 Налогового Кодекса РФ следует считать ввод транспортного средства в эксплуатацию, поскольку расходы на приобретение основных средств принимаются в налоговом учете именно с этого момента.


В настоящее время ввод лизингового автомобиля в эксплуатацию в качестве объекта основных средств оформляется, как правило, приказом руководителя организации, применяющей УСН. Такой приказ должен соответствовать требованиям, предъявляемым к первичным документам, и содержать решение вопросов использования автомобиля применительно к особенностям предмета деятельности, учетной политики, структуры и штата организации, в том числе: отнесение автомобиля к категории «основные средства»; обоснование выбора для автомобиля группы амортизации и метода амортизации; обеспечение надлежащей эксплуатации автомобиля и контроля за рациональностью перевозок.


При составлении проекта приказа о вводе лизингового автомобиля в эксплуатацию в качестве основного средства следует руководствоваться Положением по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утвержденным приказом Министерства финансов РФ от 30 марта 2001 года №26н, соответствующими нормами Налогового Кодекса РФ, ст.20 федерального закона «О безопасности дорожного движения» № 196-фз от 10 декабря 1995 года, другими законодательными и ведомственными актами.


В качестве иллюстрации приведем образец приказа организации о вводе в эксплуатацию лизингового автомобиля в качестве объекта основных средств:


ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ТОРГОВЛЯ В КРЕДИТ»

г.Москва, 16 октября 2013 года

ПРИКАЗ № 17 О ВВОДЕ В ЭКСПЛУАТАЦИЮ ОБЪЕКТА ОСНОВНЫХ СРЕДСТВ


В связи с приобретением автомобиля в лизинг у ЗАО «Лизинговая Компания» (указать ОГРН) по договору № 1 от «15» октября 2013 года и на основании его п.6 об учете объекта лизинга на балансе ООО «Торговля в кредит» как лизингополучателя, а также в соответствии с приказом Министерства финансов РФ от 30 марта 2001 года № 26н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, приказываю:


1. ООО «Торговля в кредит» принять к бухгалтерскому учету в качестве основного средства автомобиль (указать: марку, модель, VIN и государственный регистрационный знак) первоначальной стоимостью при приобретении в лизинг в сумме 500 000 (Пятьсот тысяч) рублей, и ввести его в эксплуатацию в день подписания настоящего приказа исходя из следующего:


а) автомобиль предназначен для использования ООО «Торговля в кредит» при продаже товаров, а также для собственных управленческих нужд, включая перевозку:

  • товаров от места закупки до места хранения и продажи;
  • документации на товар;
  • денежных средств, вырученных от продажи товаров, в том числе для их сдачи в банковское учреждение;



б) автомобиль предназначен для использования ООО «Торговля в кредит» в течение длительного времени свыше 12 месяцев - в течение не менее трех (3) лет со дня ввода его в эксплуатацию на основании настоящего приказа;

в) ООО «Торговля в кредит» не предполагает последующую перепродажу данного автомобиля в течение срока его полезного использования (амортизации);

г) автомобиль способен приносить ООО «Торговля в кредит» экономические выгоды (доход) в будущем, в том числе при его продаже по истечении срока его полезного использования (амортизации).


2. Руководствуясь письмом Государственного таможенного комитета РФ от 26 февраля 1997 года № 04-30/3515 «О классификации транспортных средств» и письмом УФНС РФ по г.Москве от 21 декабря 2011 г. № 16-15/123396@, а также учитывая объем двигателя автомобиля до 2,5 литров, на основании пункта 3 статьи 258 НК РФ отнести автомобиль к третьей амортизационной группе со сроком полезного использования в три (3) года с учетом срока лизинга.


3. Начисление амортизации осуществлять по установленному ООО «Торговля в кредит» в учетной политике для целей налогообложения линейному методу с 01 ноября 2013 года согласно ч.4 ст.259 НК РФ и в течение установленного срока его полезного использования без применения к основной норме амортизации специального коэффициента, предусмотренного ч.2 ст.259.3 Налогового Кодекса РФ.


4. Расходы ООО "Торговля в кредит" на приобретение автомобиля в сумме 130 000 (Сто тридцать тысяч) рублей согласно счету ЗАО «Лизинговая Компания» (указать ОГРН) №1 от "15" октября 2013 года, понесенные в период применения ООО "Торговля и кредит" упрощенной системы налогообложения согласно Уведомлению ИФНС №46 по г.Москве №11-12 от «01» октября 2006 года, на основании п.п.1 ч.3 ст.346.16 НК РФ принять к налоговому учету со дня ввода автомобиля в эксплуатацию.


5. Возложить на заместителя Генерального директора ООО «Торговля в кредит» Иванова И.И.: осуществление контроля за эксплуатацией (использованием), хранением и техническим обслуживанием автомобиля, выходом его с места стоянок и возвращения с линии; хранение ключей от замков зажигания (в том числе дубликатов); составление (ведение) путевых листов, их выдачу, передачу и сдачу; заправку автомобиля ГСМ; контроль за своевременностью и полнотой оплаты административных штрафов; представление интересов и защиту прав ООО «Торговля в кредит» в ГИБДД, судах и других государственных органах в связи с эксплуатацией автомобиля; решение иных вопросов по эксплуатации автомобиля; для чего ООО "Торговля в кредит" выдать Иванову И.И. соответствующую доверенность.


6. Контроль за обоснованностью и рациональностью перевозок автомобилем, а также за регистрацией ежемесячно оформляемых путевых листов в журнале регистрации путевых листов оставляю за собой.


 

Генеральный директор                                                                                              П.П.Петров