АКТУАЛЬНО

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

«Амнистия» долгов граждан до 100 тысяч рублей и рост страхового рынка

Андрей Давыдов



Реформа исполнительного производства ФССП еще не приобрела четкого системного содержания, но отдельные ее элементы уже вызывают живое обсуждение в СМИ и на уровне экспертов.

 

Например, внесенный в Госдуму законопроект предусматривает существенное – с 25 до 100 тысяч рублей – повышение суммы требований к гражданам-должникам, которые могут предъявляться самими взыскателями в организацию или иному лицу, выплачивающим должнику заработную плату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи.

 

Казалось бы, стоит согласиться с инициирующим этот законопроект Правительством РФ, которому «представляется, что такой способ исполнения является наиболее удобным и оперативным для взыскателя

Однако, вызывает недоумение перспектива возможного отказа ФССП от исполнения функций по взысканию с граждан долгов в сумме до 100 тысяч рублей, на что прямо указывается Правительством РФ в тексте пояснительной записки к законопроекту:

  • «Учитывая то, что постановления об обращении взыскания на заработную плату и иные доходы должника составляют значительную часть процессуальных документов, выносимых и направляемых судебными приставами-исполнителями, трудозатраты по указанной категории исполнительных производств с размером взыскиваемой суммы менее ста тысяч рублей представляются неоправданными.»
  • «Реализация законопроекта будет способствовать обеспечению прав граждан на своевременное исполнение требований исполнительного документа, сокращению затрат бюджетных средств, связанных с вынесением судебными приставами-исполнителями процессуальных документов, а также снижению нагрузки на судебных приставов-исполнителей


Таким образом, реализация предложенного Правительством РФ законопроекта приведет взыскателей (организаций и граждан) к необходимости самостоятельно заниматься поиском источников выплат гражданам-должникам.

И если кредиторы-организации еще могут позволить себе такую возможность, то для большинства кредиторов-граждан такой поиск, очевидно, станет непозволительной роскошью - и, в самом деле, как гражданин-взыскатель может быстро и легально получить информацию об организации или ином лице, которые выплачивают гражданину-должнику заработную плату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи, чтобы затем предъявить источнику выплат исполнительный документ ?

 

Предложенная Правительством РФ реформа исполнительного производства ФССП может существенно усложнить реализацию имущественных прав кредиторов-граждан - прежде всего, это затронет такие важные сферы гражданского оборота, как возмещение имущественного вреда пострадавшим при ДТП, а также при эксплуатации жилья.

Так, средняя выплата по ОСАГО (величина, близкая к сумме имущественного ущерба при ДТП) в 2018 году составила 64 тысячи рублей. На 65 тысяч рублей тянет и средняя страховая выплата в рядовом для ЖКХ случае – например, при заливе квартиры.

А поскольку далеко не все граждане-причинители имущественного вреда имеют полис ОСАГО или полис страхования гражданской ответственности при эксплуатации недвижимости, можно говорить о фактическом «списании» их задолженности в результате правительственной реформы исполнительного производства ФССП.  

 

Масштаб инициированной Правительством РФ «амнистии» долгов граждан до 100 тысяч рублей указан в пояснительной записке к вышеуказанному законопроекту:

«Остаток исполнительных производств по состоянию на 1 января 2018 г. составлял 26,7 млн. исполнительных производств на сумму 5,5 трлн. руб.

Из указанного остатка исполнительных производств 4,5 млн. исполнительных производств или 16,7% - исполнительные производства с суммами взыскания от 25 тыс. руб. до 100 тыс. руб., в рамках которых по 1,1 млн. исполнительным производствам копии исполнительных документов направлены для удержания по месту получения доходов должниками

 

Однако, снижение бюджетных расходов на содержание ФССП при взыскании с граждан долгов до 100 тысяч рублей может оказаться не единственным и вовсе не самым приятным для государства следствием такой реформы, например:

  • может резко возрасти нагрузка (и, соответственно, бюджетные расходы) на содержание районных (городских) судов - ведь, кредиторам (пострадавшим) теперь придется чаще обращаться с исками к гражданам-должникам в районные (городские) суды, т.к. деятельность мировых судей, рассматривающих имущественные споры до 50 тысяч рублей, утратит свое значение
  • у владельцев транспортных средств возникнет аргументированный соблазн отказаться от приобретения полиса ОСАГО - он не только дорог, но и еще станет почти бесполезен
  • стоимость ОСАГО, КАСКО и других страховых продуктов вырастет, поскольку страховщики будут вынуждены почти сразу списывать на убыток долги граждан в порядке регресса и суброгации до 100 тысяч рублей
  • резко вырастет спрос на услуги коллекторов, что уже сегодня начинает беспокоить наблюдателей в сфере ЖКХ.




При таких обстоятельствах возникает вопрос не о формальном, а о реальном механизме предстоящего урегулирования долгов граждан вследствие причинения вреда до 100 тысяч рублей каждый, оцениваемых примерно в 300 млрд рублей ежегодно, что соответствует 1/3 от объема всего отечественного страхового рынка в 2018 году (без учета страхования жизни).

 

Ответить на этот вопрос в пояснительной записке к своему законопроекту Правительство РФ не потрудилось.

Банк России (как регулятор финансового рынка), кажется, и вовсе не в курсе этой законодательной инициативы Правительства РФ.

 

Между тем, чуть ли не единственным легальным и сравнительно эффективным механизмом защиты имущественных прав кредиторов (организаций и граждан) по требованиям к гражданам-должникам после запуска правительственной реформы исполнительного производства ФССП может остаться лишь страхование (прежде всего - имущества и гражданской ответственности).

 

Однако, не стоит торопиться благодарить Правительство РФ за создаваемый росчерком премьерского пера мощный драйвер развития страхового рынка: рассчитывать на взрывной рост объема отечественного страхового рынка в ближайшие годы, увы, не приходится - участники гражданского оборота еще не осознали в полной мере свои имущественные риски до 100 тысяч рублей, не готова инфраструктура страхового рынка, да, и нормативное регулирование страховой отрасли оставляет желать лучшего.

 

А, значит, мучительный переход от правительственной «амнистии» 100-тысячных долгов граждан к росту страхового рынка, вне сомнений, кредиторам и гражданам-должникам «скрасят» коллекторы и государственные силовики – не случайно прохождение законопроекта курирует Комитет Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции.

Золотое сечение Банка России

Андрей Давыдов



Опубликован аналитический доклад Банка России «Конкуренция на финансовом рынке», приуроченный к XXVII Международному финансовому конгрессу (6-8 июня 2018 года, г.Санкт-Петербург).

 

Во введении ЦБ признает, что при его участии «в  ряде случаев на  финансовом рынке может возникать определенный конфликт интересов между конкуренцией и стабильностью, так как конкуренция предполагает уход с рынка неконкурентоспособных игроков, что сопровождается потерями для акционеров и клиентов финансовых институтов, а когда речь идет о крупных игроках – оказывает негативное воздействие на уровень доверия на рынке.»

 

Таким образом, заключается в докладе, «одной из ключевых задач Банка России в области развития финансового рынка является поиск оптимального соотношения между конкуренцией и стабильностью.»

 

Ведающие математикой финансовые работники ЦБ знают, что любое соотношение оптимально, если его значение близко или равно Ф – иррациональному числу, с давних времен известного как «Золотое сечение».

Получается, что в докладе ЦБ признает свое главное занятие на финансовом рынке - процесс поиска величины «Золотого сечения», что психология определяет как «класс функций человеческой психики, лежащих «за пределами разума» — ощущение и интуиция».

 

Раздел 4 доклада применительно к сегменту «Страхование» перечисляет конкретные методы поиска ЦБ величины «Золотого сечения» между конкуренцией и стабильностью - прежде всего, это анализ финансовых продуктов/услуг, носящих добровольный и обязательный характер и предоставляемых физическим лицам.

Степень «научности» проделанной ЦБ работы читателю предлагается оценить по такому пассажу: «можно констатировать, что развитость сегмента обязательного страхования за  счет фиксированной обязанности одномоментного создания пула ресурсов для покрытия определенного объема рисков позволяет создавать условия роста сегмента услуг добровольного страхования как рыночного продукта».

 

Разумеется, доклад содержит и важное «открытие», к которому привели ЦБ поиски «Золотого сечения»: оказывается, на объективное состояние отечественного моторного страхования сильно влияет субъективный фактор - «так называемая страховая культура».  

 

По определению ЦБ, «страховая культура олицетворяет собой способность потребителя осмысленно и  целенаправленно пользоваться страховыми услугами, что предполагает понимание сущности приобретаемой потребителем услуги. Именно непонимание ценности страхования как фактора спокойствия самого  же потребителя приводит к  нежеланию рассматривать возможные пути сокращения издержек в рамках того или иного вида страхования, перекладыванию возможных рисков на государство, а также другим негативным факторам, препятствующим развитию добровольного страхования.»

 

Впрочем, признает ЦБ, проблема не только в недостатке страховой культуры у граждан-страхователей, но еще и у организаций-страховщиков: «Отсутствие страховой культуры  – проблема обоюдного характера. На  рынке в  отдельных случаях можно наблюдать снижение качества предоставляемых страховых услуг, ненадлежащее исполнение страховыми организациями обязательств по  договорам страхования и  их  незаинтересованность в  защите интересов потребителей. Среди некоторых участников страхового рынка распространена практика намеренного игнорирования и даже использования пассивности потребителей.»

 

Выходит, что, по интуитивным ощущениям ЦБ, именно недостаток страховой культуры у участников рынка автострахования и определяет его текущее кризисное состояние.

 

Столь поразительное «открытие», правда, оставляет за его рамками оценку роли самого ЦБ в формировании страховой культуры, предлагая читателю самостоятельно рассудить: как соотносится качество работы ЦБ по регулированию страховой отрасли с наличием у него «страховой культуры» ?