АКТУАЛЬНО

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Страхование жилья от ЧС: кому это интересно

Андрей Давыдов



По-будничному тихо в самый разгар летних отпусков опубликован федеральный закон № 320-фз от 03.08.2018 года с ничего не говорящим названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Между тем, за последние несколько лет в дискуссии о концепции этого федерального закона сломано немало общественных, экспертных и бюрократических копий – ведь, он посвящен добровольному страхованию жилых помещений от повреждений в результате чрезвычайной ситуации (ЧС).

 

Так почему же долгожданный федеральный закон в отличие от процесса его обсуждения не получил никакой (!) реакции в обществе ?

 

Ответ, как нетрудно заметить, заключается в скучном содержании федерального закона, суть которого сводится к следующему:

 

  • федеральное правительство передает региональным властям право реализовывать на своей территории «программы организации возмещения ущерба, причиненного расположенным на территориях субъектов Российской Федерации жилым помещениям граждан, с использованием механизма добровольного страхования»


 

  • принципиальные условия (методики) разработки вышеуказанных программ и расчетов страховых тарифов устанавливаются Минфином и ЦБ соответственно


 

  • страхование жилых помещений – это всего лишь дополнительный источник средств возмещения ущерба застрахованным жилым помещениям наряду с оказанием помощи за счет средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации


 

  • в случае утраты (гибели) застрахованного жилого помещения возмещение ущерба осуществляется страхователю - собственнику жилого помещения в денежной форме либо путем предоставления субъектом РФ в его собственность другого жилого помещения


 

  • в случае повреждения застрахованного жилого помещения возмещение ущерба осуществляется страхователю страховщиком в пределах страховой суммы, а также субъектом РФ исходя из размера (доли) его участия в возмещении ущерба.


 

Таким образом, федеральный закон фактически призван перераспределить бюджетную нагрузку в связи с причинением жилым помещениям граждан ущерба в результате чрезвычайной ситуации.

При этом взносы граждан-страхователей на уплату страховых премий по «госпрограмме» имеют единственный экономический смысл – возможность получить в собственность новое жилое помещение или его денежный эквивалент взамен утраченного из-за ЧС жилья.

 

Кому же принятый федеральный закон окажется интересен ?

Представляется, что однозначно ответить на это вопрос нельзя.

 

Во-первых, многое будет зависеть от параметров (экономических настроек) созданной законодателем модели страхования жилья от чрезвычайных ситуаций, на что потребуется целый год, по истечении которого принятый федеральный закон, собственно, и вступит в силу.


Во-вторых, не надо быть провидцем, чтобы констатировать: основным бенефициаром должен стать «федеральный бюджет», который избавится от хотя бы части расходов на возмещение ущерба гражданам от утраты жилья в результате чрезвычайных ситуаций – это станет заботой региональных бюджетов и страховщиков.  


В-третьих, интересы региональных властей и страховщиков при страховании жилья граждан от чрезвычайных ситуаций по модели федерального закона № 320-фз могут (и неизбежно будут) существенно отличаться от интересов федерального правительства и граждан – этот вывод по аналогии следует, например, из только что опубликованного Генеральной Прокуратурой РФ обобщения практики прокурорского надзора в сфере соблюдения законодательства в области долевого строительства в 2017-2018 годах.

 

Со временем предложенная законодателем модель страхования жилья от ЧС должна трансформироваться в добровольный вид страхования с актуальными для рыночной экономики условиями – главное, избежать на этом пути уподобления нынешнему ОСАГО.

Тайная обязанность аудиторов: мантры и реальность

Андрей Давыдов



Опубликован федеральный закон № 112-фз от 23 апреля 2018 года, устанавливающий обязанность отечественных аудиторов (аудиторские организации и индивидуальные аудиторы) при наличии любых оснований полагать, что сделки или финансовые операции аудируемого лица могли или могут быть осуществлены в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, уведомить об этом уполномоченный орган (Росфинмониторинг).

При этом, уведомление аудитором учредителей аудируемого лица по вышеуказанным вопросам исключается, т.е. эта обязанность выполняется аудитором тайно.

 

Новый федеральный закон фактически закрывает давнюю дискуссию о содержании понятия «аудиторская тайна» и коснется всех ведущих российских экономических субъектов, включая страховые организации.

 

И все бы ничего, но реализация аудиторами своей новой тайной обязанности очевидно не соответствует декларации ЦБ о необходимости повышения информационной прозрачности, доступности информации о доходности финансовых инструментов и рисках по ним - хотя бы потому, что не позволяет инвесторам и контрагентам аудируемых лиц адекватно оценивать риски работы с ними. 

 

Вот и получается, что рассуждения ЦБ на тему «Доверие – сейчас это главное для финансовых рынков» больше походят на расхожую мантру, чем на адекватное понимание суровых российских экономических реалий.

 

Ниже приводится перечень организаций, за которыми государство усиливает финансовый надзор.

 

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПЕРЕЧЕНЬ

СЛУЧАЕВ ПРОВЕДЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО АУДИТА БУХГАЛТЕРСКОЙ

(ФИНАНСОВОЙ) ОТЧЕТНОСТИ ЗА 2017 ГОД