АКТУАЛЬНО

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

«Корвалол» для Правительства – 2: конфискация автомобиля

Андрей Давыдов



Несмотря на отдельные мнения, все идет к тому, что в России неизбежно и весьма скоро будет принят новый Кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ), правительственный проект которого на днях опубликован для всеобщего сведения.

 

Одна из самых ярких новелл проекта КоАП РФ – конфискация транспортного средства у его собственника за попустительство водителю в управлении им в состоянии опьянения:

«Статья 34.34. Непринятие собственником транспортного средства мер по исключению возможности совершения иным лицом преступления ‎с использованием данного транспортного средства

Непринятие собственником транспортного средства мер по исключению возможности совершения иным лицом преступления, предусмотренного ‎статьей 264.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, с использованием данного транспортного средства, в случае объявления ему в установленном порядке постановления или вручения копии приговора -

влечет конфискацию транспортного средства.

Примечание. Под иным лицом в настоящей статье следует понимать лицо, подвергнутое административному наказанию за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьями 21.8, 21.27 и частью 3 статьи 21.28 настоящего Кодекса, либо имеющее судимость за преступление, предусмотренное частями второй, четвертой и шестой статьи 264, статьей 2641 Уголовного кодекса Российской Федерации.»

 

Безусловно, государство обязано бороться с фактами управления транспортными средствами в состоянии опьянения – согласно статистике ГИБДД за 2019 год «каждый четвертый смертельный случай в ДТП связан с управлением в состоянии опьянения. Сотрудниками Госавтоинспекции в прошлом году выявлено 541,6 тысяч фактов управления транспортными средствами в состоянии опьянения, из которых 68 тысяч отнесены к уголовной юрисдикции.»

 

Однако, насколько обоснованно предложение Правительства РФ (напомним: разработчик законопроекта – Минюст РФ) института конфискации для борьбы с фактами управления транспортными средствами в состоянии опьянения ?

 

Отечественная теория права, а вслед за ней действующий КоАП РФ и его рассматриваемый проект, а также судебная практика отрицают саму возможность института соучастия в совершении административных правонарушений, а потому авторы новеллы о конфискации вынуждены изобрести состав самостоятельно (т.е. без участия водителя) совершаемого собственником транспортного средства административного правонарушения – хотя понятно, что новелла фактически обвиняет собственника транспортного средства в пособничестве совершению его водителем другого административного правонарушения.

 

Но, такое правительственное изобретение неизбежно повлечет сразу несколько юридических коллизий, которые придется разрешать Верховному суду РФ (а, возможно, и Конституционному суду РФ), например:


  • означает ли предложенная новелла, что в совершении вменяемого административного правонарушения будут признаваться все (!) собственники транспортного средства (которых может быть несколько, например: супруги, бывшие супруги)
  • будет ли предложенная новелла распространяться на собственников, которые очевидно непричастны (например: малолетний, пенсионер, инвалид, пребывающий за рубежом, в морском плавании, участвующий в боевых действиях), имеют привилегированный статус (например: Герои России, многодетные матери, судьи, депутаты, дети-сироты), сами являются «государственными» организациями (например: министерства и ведомства, ЦБ РФ, госкорпорации, администрация субъекта РФ), ведут финансовый бизнес (например: лизинговые компании, автоломбарды) и т.д.
  • как предполагается бороться со случаями продажи собственником конфискуемого у него транспортного средства «задним числом», уклонения собственника от передачи ключей, разукомплектования собственником транспортного средства и т.д.
  • как соотнести формально действующую презумпцию невиновности собственника транспортного средства и состав изобретенного для него административного правонарушения, искусственно привязанного к факту содеянного другим лицом (водителем). 



Кроме того, предложенная Правительством РФ в проекте КоАП РФ новелла о конфискации транспортных средств потребует разрешения и других юридических вопросов, в том числе:


  • обеспечение погашения банковских автокредитов (лизинговых платежей) при конфискации транспортных средств, купленных в кредит (в лизинг)
  • возможность допуска бывшего собственника и/или водителя к торгам по приобретению у государства конфискованного транспортного средства
  • сохранение в силе договора аренды конфискованного транспортного средства – обстоятельства, которое существенно умаляет продажную стоимость такого «конфиската».   


И это лишь малая толика актуальных проблем, которые государству придется урегулировать при введении априори непопулярного института конфискации транспортных средств в административном производстве - особенно в тех случаях, когда состояние опьянения водителя устанавливается в результате употребления пресловутого «Корвалола».

 

Таким образом, уже сейчас видна практическая неэффективность предложенной Правительством РФ конфискации транспортных средств за попустительство в пьяном вождении.

 

Однако, государство и общество, безусловно, нуждаются в эффективном правовом механизме исключения из участия в дорожном движении тех транспортных средств, которые уже не формально, а фактически превращаются в источник повышенной опасности по вине владельцев.

 

Добиться такого результата предлагается следующим образом:


  1. в ст.ст.3.28 и 3.29 проекта КоАП РФ наказание «административный запрет деятельности» распространить на деятельность граждан, организаций и индивидуальных предпринимателей по управлению транспортными средствами, предусмотрев обоснованный срок, например: от 180 до 360 дней
  2. вместо конфискации транспортного средства по ст.34.34 проекта КоАП РФ установить в качестве единственного наказания административный запрет деятельности по управлению транспортным средством на срок в пределах установленного (т.е. по усмотрению суда в зависимости от роли собственника и других обстоятельств дела), исчисляемый со следующего дня после дня перемещения («эвакуации») транспортного средства на специализированную стоянку и с оплатой перемещения/хранения за счет собственника или иного владельца
  3. в случае неоплаты собственником или иным владельцем услуг по перемещению и/или хранению транспортного средства в течение установленного судом срока административного запрета и/или при наличии у собственника (владельца) транспортного средства неоплаченных долгов (штрафов и т.п.) - на такое транспортное средство по решению суда обращается взыскание (включая снятие всех обременений) с последующей его продажей и соответствующим распределением вырученных средств
  4. предусмотреть передачу из ГИБДД в РСА сведений о собственнике (собственниках), водителе и транспортном средстве, фигурирующих во вступившем в законную силу судебном постановлении по ст.34.34 проекта КоАП РФ, для цели определения размера нового коэффициента при расчете индивидуального тарифа на полис ОСАГО.



Представляется, что предложенный подход к исключению из участия в дорожном движении «опасных» транспортных средств в большей мере, чем конфискация, соответствует принципам административного производства, жизненным реалиям и действующей Конституции РФ.

«Корвалол» для Правительства

Андрей Давыдов



Согласно примечанию к ст.12.8 КоАП РФ «употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается.»

При этом административная ответственность по ст.12.8 КоАП РФ может наступить независимо от того, находится ли водитель в состоянии опьянения – так, достаточно самого факта наличия в организме водителя наркотических средств или психотропных веществ.  

 

И все бы ничего, но наркотические средства и психотропные вещества часто попадают в организм водителей в результате вполне легального употребления лекарств или продуктов питания, о чем многие водители и сейчас, увы, не ведают.

 

Между тем, актуальность темы лишения водительских прав за невзначай употребленный пресловутый «Корвалол» муссируется в публикациях СМИ с начала 2008 года до настоящего времени.

При этом указывается на явную несправедливость административной нормы и судебной практики о лишении водительских прав за сам факт обнаружения в организме водителя наркотических средств или психотропных веществ в сравнении с тем, что для лишения водительских прав за алкогольное опьянение необходимо «превысить» пороговое значение в 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха или 0,3 и более грамма абсолютного этилового спирта на один литр крови.


В обоснование такой несправедливости ратующие за права водителей обычно ссылаются на:


  • информационное письмо Центральной химико-токсикологической лаборатории при кафедре аналитической и судебно-медицинской токсикологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 30 августа 2011 г. № 179-25/12И
  • Правила проведения химико-токсикологических исследований на предмет наличия в организме человека наркотических средств, психотропных и иных токсических веществ (их метаболитов) при проведении медицинских осмотров и медицинских освидетельствований отдельных категорий граждан – клинические рекомендации Ассоциации специалистов и организаций лабораторной службы «Федерация лабораторной медицины», Москва, 2015 г.,

которые содержат уровни пороговых значений в организме водителя наркотических средств или психотропных веществ - минимальные концентрации вещества (его метаболита) в биологическом объекте, определяемые методами предварительного или подтверждающего анализа, при выявлении которых результат химико-токсикологического исследования считается положительным (т.е. при получении количественного результата ниже установленного уровня порогового значения для предварительных методов анализа дальнейшие исследования не проводятся, результат считается отрицательным, выдается заключение об отсутствии наркотических средств, психотропных и других токсических веществ в исследованной пробе).


Таким образом, не любое, а лишь превышающее пороговые значения количество наркотических средств, психотропных и других токсических веществ в исследованной пробе биоматериала водителя должно иметь юридическое значение для применения ст.12.8 КоАП РФ – это прямо следует из п.2 приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 27 января 2006 г. № 40 «Об организации проведения химико-токсикологических исследований при аналитической диагностике наличия в организме человека алкоголя, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ», согласно которому организационно-методическое и научно-исследовательское обеспечение химико-токсикологических исследований при аналитической диагностике наличия в организме человека алкоголя и его суррогатов, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ, вызывающих опьянение (интоксикацию), и их метаболитов осуществляется Центральной химико-токсикологической лабораторией при кафедре аналитической и судебно-медицинской токсикологии факультета последипломного профессионального образования провизоров Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Московская медицинская академия имени И.М.Сеченова Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию.


Впрочем, все эти аргументы сегодня на государственном уровне не воспринимаются по той формальной причине, что отечественное законодательство запрещает водителям "управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения" (п.2.7 ПДД).


При этом, российские ПДД в этой части полностью соответствуют международному праву, в т.ч. обязанностям водителя, установленным Статьей 8 Конвенции о дорожном движении (г.Вена, 1968 год):


  • "Водитель должен обладать необходимыми физическими и психическими качествами, и его физическое и умственное состояние должно позволять ему управлять транспортным средством" (п.3)
  • "Водитель должен контролировать свое транспортное средство таким образом, чтобы быть всегда в состоянии должным образом им управлять. Он должен быть знаком с правилами дорожного движения, предписаниями в области безопасности дорожного движения, а также с такими факторами, которые могут повлиять на его поведение, как усталость, прием лекарственных препаратов и управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и под воздействием наркотиков" (п.5).

Dura lex sed lex !

 

Однако, как выяснилось в 2018 году, строгость российского закона к употребившему пресловутый "Корвалол" водителю обусловлена банальной дороговизной содержания государством медицинской инфраструктуры для количественного определения в организме водителей наркотических средств или психотропных веществ с целью их привлечения к ответственности по ст.12.8 КоАП РФ.

 

В то же время, наличие эффективной системы медицинского освидетельствования водителей (кандидатов в водители) транспортных средств является государственной задачей, решение которой обусловлено ст.3 федерального закона от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» где, в частности, закреплен приоритет жизни и здоровья граждан, участвующих в дорожном движении, над экономическими результатами хозяйственной деятельности.


Правда, как выяснилось в ноябре 2019 года, оплачивать обязательный государственный контроль за наличием в организме водителей (кандидатов в водители) маркеров состояния опьянения (психоактивных веществ и карбогидрат-дефицитного трансферрина) даже по государственным (муниципальным) расценкам желающих практически нет. 


Таким образом, намерение предыдущего Правительства РФ в соответствии с п.2 ст.23 федерального закона от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» обязать водителей (кандидатов в водители) за свой счет оплачивать государственную (муниципальную) медицинскую инфраструктуру по контролю за состоянием опьянения фактически уперлось в низкую платежеспособность и несознательность граждан. 


И теперь трудно представить, что новое Правительство РФ до 01 июля 2020 года сумеет найти рецепт социально-спокойного расставания граждан с деньгами на нужды специализированных медицинских организаций государственной (муниципальной) системы здравоохранения, уполномоченных проводить исследование биоматериала водителей (кандидатов водители) на психоактивные вещества и карбогидрат-дефицитный трансферрин. 


Впору самому Правительству РФ начинать принимать «Корвалол» !? 


Тем не менее, представляется, что государственная задача по усилению контроля за трезвостью водителей (кандидатов в водители) за счет самих граждан, все же, имеет решение – по аналогии с системой технического осмотра транспортных средств, ключевым назначением которого применительно к безопасности дорожного движения является допуск транспортного средства к оформлению полиса ОСАГО.  


Реализация такого решения потребует внести изменения в действующее законодательство и подзаконные акты в связи с передачей в ведение Российского союза автостраховщиков (РСА) вопросов создания и эксплуатации автоматизированной информационной системы медицинского освидетельствования водителей (кандидатов в водители) транспортных средств (условно – «АИСМед»).


Основными задачами нового нормативного регулирования и функционирования АИСМед должны стать:

  • ведение базы данных водителей и кандидатов в водители, в т.ч. допущенных к оформлению полиса ОСАГО и отстраненных от управления транспортными средствами
  • ведение базы данных психоактивных веществ (наркотических средств, психотропных и других токсических веществ, вызывающих опьянение (интоксикацию), и их метаболитов) и заболеваний, препятствующих управлению транспортными средствами
  • обеспечение единого ценообразования и порядка оплаты за исследования биоматериалов водителей (кандидатов водители) на психоактивные вещества и карбогидрат-дефицитный трансферрин операторами АИСМед
  • допуск и исключение операторов АИСМед (организаций государственной (муниципальной) и частной (!) систем здравоохранения, уполномоченных проводить исследование биоматериала водителей (кандидатов водители) на психоактивные вещества и карбогидрат-дефицитный трансферрин)
  • реализация методических особенностей отбора проб и проведения операторами АИСМед исследований, включая нормативное признание пороговых значений количества наркотических средств, психотропных и других токсических веществ в исследованной пробе биоматериала водителя (кандидата в водители)
  • обоснование значений нового тарифного коэффициента для совершенствования индивидуального расчета стоимости полиса ОСАГО
  • передача сведений из АИСМед страховщикам для актуарных и индивидуальных расчетов стоимости полисов автоКАСКО, ДМС, НСиБ и др.


Также предложенные меры по созданию АИСМед вкупе с их развитием позволяют получить и иной эффект, например:

  • отказаться от взимания с водителей административного штрафа по ст.12.8 КоАП РФ (поскольку такой штраф заменяется взносом в РСА для получения допуска к оформлению полиса ОСАГО)
  • прекратить изымать водительские удостоверения, отказаться от обязательной периодической замены водительских удостоверений
  • оперативно менять (настраивать) периодичность, в т.ч. индивидуальную, сдачи биоматериала на психоактивные вещества и карбогидрат-дефицитный трансферрин для получения допуска к оформлению полиса ОСАГО
  • использовать АИСМед как основу для дальнейшей цифровизации данных и продуктов отечественного страхования.


А пока Правительство РФ думает, введение обязательного исследования биоматериала водителей (кандидатов водители) на психоактивные вещества и карбогидрат-дефицитный трансферрин можно было бы «заморозить» и после 01 июля 2020 года.


Верховный суд РФ разъяснил вопросы применения ОСАГО при совершении водителями административных правонарушений

Андрей Давыдов



Опубликовано постановление Пленума Верховного суда РФ № 20 от 25 июня 2019 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

В частности, Верховный суд РФ разъясняет, как наличие действующего полиса ОСАГО позволяет избежать привлечения к административной ответственности.  

 

5. Частью 2 статьи 12.3 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность в том числе за управление транспортным средством водителем, не имеющим при себе страхового полиса обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортного средства.


 

По данной норме действия водителя подлежат квалификации в тех случаях, когда владелец транспортного средства выполнил установленную законом обязанность по страхованию своей гражданской ответственности и в качестве документа, удостоверяющего осуществление обязательного страхования, ему был выдан страховой полис на бланке (пункт 7 статьи 15 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»), однако на момент проведения проверки у водителя при себе такой страховой полис отсутствовал.

 

Если страховой полис был оформлен в виде электронного документа, непредъявление его водителем уполномоченному должностному лицу не образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.3 КоАП РФ.

 

При этом неисполнение владельцем транспортного средства обязанности по страхованию гражданской ответственности, установленной статьей 4 указанного выше федерального закона, а также управление транспортным средством, владелец которого не исполнил обязанность по страхованию, подлежит квалификации по части 2 статьи 12.37 КоАП РФ, в то время как управление транспортным средством с нарушением условий договора об обязательном страховании, содержащихся в страховом полисе, в том числе управление транспортным средством лицом, не указанным в страховом полисе, – по части 1 названной статьи.

 

27. При фиксации административного правонарушения в области дорожного движения техническим средством, работающим в автоматическом режиме, субъектом такого правонарушения является собственник (владелец) транспортного средства независимо от того, является он физическим либо юридическим лицом (часть 1 статьи 2.61 КоАП РФ).


 

В случае несогласия с вынесенным в отношении собственника (владельца) транспортного средства постановлением о назначении административного наказания за правонарушение, выявленное и зафиксированное работающими в автоматическом режиме техническими средствами, при реализации своего права на обжалование данного постановления он освобождается от административной ответственности при условии, что в ходе рассмотрения жалобы будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц (часть 2 статьи 2.61, примечание к статье 1.5 КоАП РФ). При этом собственник обязан представить доказательства своей невиновности.

 

Доказательствами, подтверждающими факт нахождения транспортного средства во владении (пользовании) другого лица, могут, в частности, являться полис обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в котором имеется запись о допуске к управлению данным транспортным средством другого лица, договор аренды или лизинга транспортного средства, показания свидетелей и (или) лица, непосредственно управлявшего транспортным средством в момент фиксации административного правонарушения. Указанные, а также иные доказательства исследуются и оцениваются по правилам статьи 26.11 КоАП РФ.

Сделка с правосудием как ценообразующий фактор для ОСАГО

Андрей Давыдов



Годовой Отчет РСА за 2017 год содержит данные страховой статистики о количестве ДТП и пострадавших, которым причинен вред жизни или здоровью.

Так, число пострадавших, жизни или здоровью которых причинен вред в ДТП, уменьшилось с 241,4 тыс. в 2016 году до 234,5 тыс. в 2017 году или на 2,9% (число раненых – на 2,6%, число погибших в ДТП – на 6%).

 

По данным РСА за 9 месяцев 2018 года выплаты по ОСАГО для возмещения вреда жизни и здоровью пострадавших в ДТП существенно выросли и достигли 4,6 млрд рублей, в том числе 1,7 млрд по летальным исходам.

 

Тренд на увеличение динамики выплат по ОСАГО для возмещения вреда жизни и здоровью «поддержали» и госорганы, например:

  • в определении Верховного Суда РФ по гражданскому делу № 9-КГ18-9 от 10 июля 2018 года подчеркивается, что причинение вреда третьему лицу в результате взаимодействия источников повышенной опасности влечёт наступление страхового случая по каждому заключённому их владельцами договору обязательного страхования гражданской ответственности (ОСАГО) и страховая выплата должна быть произведена по каждому из этих договоров – даже если страховщик по всем полисам ОСАГО один и тот же;
  • в конце января 2019 года ЦБ поддержал предложение Минфина увеличить лимит выплаты по ОСАГО для возмещения вреда жизни и здоровью пострадавших с 500 тыс рублей до 2 млн рублей.



Таким образом, к началу 2019 года в ОСАГО назрела очередная комплексная проблема - увеличение убыточности по выплатам для возмещения вреда жизни и здоровью пострадавших при недостаточности для этого страхового лимита в существующем масштабе цен и очевидной угрозе социального недовольства из-за подорожания ОСАГО.

 

И пока ЦБ выбирает подходящий из известных ему способов разрешения образовавшейся проблемы в ОСАГО, будет оправданным посмотреть на вопрос шире.

 

Так, согласно статистике ГИБДД «каждое четвертое ДТП (с пострадавшими) – это наезд на пешехода. В крупных городах до половины всех ДТП – наезды на пешеходов, из них на пешеходных переходах в городах происходит каждый ТРЕТИЙ наезд на пешехода, в том числе по вине водителей - в 86% случаев.»

По мнению «Союза пешеходов», «проблемы попавших в ДТП пешеходов, а также водителей и пассажиров не заканчиваются после доставки их в больницу. Наибольшее количество обращений в «Союз пешеходов» связано с затруднениями в изыскании средств на лечение, затем с компенсацией затрат на лечение, и проблемой справедливого наказания виновника аварии. На каждом из перечисленных этапов от пострадавшего и его родственников требуются серьезные усилия и определенные юридические и экономические познания.» 

 

Получается, что главная причина претензий к системе ОСАГО по выплатам для возмещения вреда жизни и здоровью пострадавших – это затруднительность получения от виновного водителя компенсации травмированными в ДТП пешеходами (или их родственниками).

 

И, действительно, действующее государственное регулирование не стимулирует виновных в ДТП водителей компенсировать пострадавшим вред жизни и здоровью.

Так, согласно п.6 ч.1 ст.4.2 КоАП РФ добровольное возмещение лицом, совершившим административное правонарушение, причиненного ущерба или добровольное устранение причиненного вреда является обстоятельством, смягчающим административную ответственность. Однако, такое «смягчение» не является установленной законом гарантией применения судом к виновному водителю административного наказания в виде штрафа вместо лишения права на управление транспортными средствами, как это предусмотрено ст.12.24 КоАП РФ.

 

Судебная практика по ст.12.24 КоАП в целом указывает на лояльность судов к виновным в ДТП водителям, но не объясняет ее причин и изумляет прецедентами:

 

Данные по рассмотрению судами дел по ст.12.24 КоАП РФ

Данные за

6 мес / 2018 год

Данные за

12 мес / 2017 год

Данные за

12 мес / 2016 год

Всего подвергнуто наказанию (физлиц)

15 993

33 310

34 601

Назначен штраф

11 645

24 363

25 238

Назначено лишение спецправа

4 347

8 947

9 360

Вынесено письменное предупреждение

1

0

3

 

Статистические данные рассмотрения судами дел по ст.264 УК РФ и вовсе пока отсутствуют.

 

Таким образом, сопоставление вышеприведенных статистических данных РСА и данных судебной статистики указывает на существование в России «теневого» механизма урегулирования виновными водителями вреда жизни и здоровью пострадавших в ДТП, годовой оборот которого можно оценить примерно в 15-20 млрд рублей.

Отсутствие правовой определенности у виновных водителей относительно судебного вердикта даже при наличии смягчающего обстоятельства по ст.12.24 КоАП РФ имеет очевидный коррупциогенный риск, который априори увеличивает сумму теневого оборота.

 

При таких обстоятельствах кажется странным, что государство до сих пор не озаботилось внедрением «процессуального платежного сервиса» в КоАП РФ вообще и применительно к ст.12.24 КоАП РФ в частности – ведь, кроме содействия водителям, пострадавшим и страховщикам ОСАГО это позволяет дополнительно пополнять бюджет за счет взимания не менее 100 тысяч административных штрафов в год только лишь по ст.12.24 КоАП РФ.

 

Такой «процессуальный платежный сервис» может быть внедрен в КоАП РФ с учетом особенностей административного производства и законодательного прецедента ст.28.1 УК РФ, а именно путем дополнения ст.4.7 КоАП РФ пунктом 1.1. следующего содержания:

 

«1.1. Судья, рассматривая дело об административном правонарушении, при отсутствии спора о возмещении вреда жизни и здоровью, а также имуществу потерпевшего обязан назначить наказание по низшему пределу, установленному санкцией соответствующей статьи.»

 

Предлагаемая законодательная новелла направлена на изменение «карательной» модели действующего административного производства в сторону его гуманизации и фактически представляет из себя разновидность «сделки с правосудием», главной целью которой является гарантированное возмещение потерпевшим причиненного административным правонарушением вреда в его реальном размере.

Разумеется, это будет способствовать ЦБ и страховщикам сохранять ценообразование на ОСАГО в социально и экономически оправданных границах.

ОСАГО для иностранных водителей

Андрей Давыдов



13 мая 2013 года опубликован и 05 ноября 2013 года вцелом вступает в силу федеральный закон № 92-фз "О внесении изменений в Федеральный закон "О безопасности дорожного движения" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях".


Названный федеральный закон содержит важные новеллы, в том числе определяющие:

  • категории и входящие в них подкатегории транспортных средств, на управление которыми предоставляется специальное право
  • запрет юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям на допуск к управлению транспортными средствами водителей, не имеющих российских национальных водительских удостоверений (запрет на управление транспортными средствами на основании иностранных национальных или международных водительских удостоверений при осуществлении предпринимательской и трудовой деятельности, непосредственно связанной с управлением транспортными средствами)
  • "приоритет" российского национального водительского удостоверения при допуске к управлению транспортными средствами в личных целях
  • отсутствие установленных законом ограничений на использование не российского национального водительского удостоверения при участии транспортного средства в международном движении.
  • Очевидно, что нормы названного федерального закона непосредственно и прежде всего затрагивают допуск к управлению в России транспортными средствами иностранных граждан (мигрантов), в большом количестве проживающих и работающих сегодня в Российской Федерации. И если работать водителем с "иностранными правами" им закон отныне просто запрещает, то пользоваться такими водительскими удостоверениями для личных поездок на автомобилях - вовсе нет, хотя и с существенными оговорками:
  • лица, постоянно или временно проживающие либо временно пребывающие на территории Российской Федерации, допускаются к управлению транспортными средствами на основании российских национальных водительских удостоверений, а при отсутствии таковых - на основании иностранных национальных или международных водительских удостоверений
  • лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации, допускаются к управлению транспортными средствами на территории Российской Федерации на основании международного водительского удостоверения при условии, если оно предъявляется вместе с национальным водительским удостоверением
  • национальное водительское удостоверение, выданное в иностранном государстве, не являющемся совместно с Российской Федерацией участником международных договоров в области обеспечения безопасности дорожного движения, признается действительным для управления транспортными средствами на территории Российской Федерации на основе взаимности при условии, если оно предъявляется вместе с заверенным в установленном порядке переводом на русский язык, за исключением случаев, если в данном водительском удостоверении все записи произведены или дублируются буквами, совпадающими по написанию с буквами русского или латинского алфавита
  • иностранные национальные и международные водительские удостоверения признаются действительными для управления транспортными средствами на территории Российской Федерации по достижении владельцами указанных водительских удостоверений возраста, предусмотренного вышеуказанным федеральным законом для соответствующих категорий и подкатегорий транспортных средств.




Означает ли все это, что российские страховщики обязаны проверять правильность оформления и действительность иностранных национальных и международных водительских удостоверений, а также соблюдение прочих условий допуска к управлению на территории России транспортными средствами ?

Ведь, например, согласно ч.3 ст.15 федерального закона № 40-фз об ОСАГО, полис ОСАГО можно выписать, если только страхователь предоставил страховщику водительское удостоверение или копию водительского удостоверения лица, допущенного к управлению транспортным средством (в случае, если договор обязательного страхования заключается при условии, что к управлению транспортным средством допущены только определенные лица).

По нашему мнению - нет.


Такой вывод основан на:

  • отсутствии в федеральном законе № 40-фз об ОСАГО нормы об обязанности страховщиков осуществлять такую проверку (согласно его ст.32 контроль за исполнением владельцами транспортных средств обязанности по страхованию возложен на полицию)
  • возложении именно на страхователя юридической ответственности за представление страховщику заведомо ложных сведений и (или) недействительных документов при оформлении полиса ОСАГО (п.15.1 Правил страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств)
  • возложении именно на страхователя ответственности за полноту и достоверность сведений и документов, представляемых страховщику при заключении договора обязательного страхования (п.16 Правил страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств).




Характер "ответственности" страхователя за предоставление страховщику неполных, недостоверных или недействительных (заведомо ложных) сведений (документов) при оформлении полиса ОСАГО каким-либо законом или утвержденными Правительством РФ Правилами страхования в настоящее время не определен.

Представляется невозможным сводить такую ответственность страхователя и к обязанности удовлетворить регрессные требования страховщика в размере произведенной страховой выплаты и расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая (п.п.(в) п.76 Правил страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств), поскольку такая обязанность возложена не на страхователя, а на лицо, причинившее вред (например, на водителя). При таких обстоятельствах, по нашему мнению, характер ответственности страхователя является гражданско-правовым, а именно: поскольку, как указывалось выше, предъявление водительского удостоверения (копии водительского удостоверения) лица, допущенного к управлению транспортным средством, в силу закона является необходимым условием заключения договора ОСАГО, несоблюдение этого условия страхователем согласно ч.1 ст.432 Гражданского Кодекса РФ влечет невозможность признания договора ОСАГО заключенным (полиса ОСАГО - действующим).


Представляется, что отсутствие на руках у водителя с "иностранными правами" действующего полиса ОСАГО "ударит" не столько по имущественным интересам такого водителя, сколько по потерпевшим от него. Кроме того, отказ в страховой выплате по ОСАГО ввиду "незаключенности договора" негативно скажется и на репутации российского страховщика в глазах соотечественников-страхователей, что повлечет для него финансовые потери.


В итоге получается, что благая цель законодателя "навести порядок" в допуске иностранных водителей (мигрантов) к управлению в России транспортными средствами только усложнит документооборот по ОСАГО для отечественных страховщиков, сделав этот бизнес для многих из них еще более убыточным…

Однородное административное правонарушение как критерий тяжести наказания водителя за нарушение правил дорожного движения

Андрей Давыдов



При рассмотрении судами административных дел нередко возникает инициированный сотрудниками ГИБДД (ГАИ) вопрос назначения водителю наказания с учетом отягчающего административную ответственность обстоятельства, а именно: повторное совершение однородного административного правонарушения (п.2 ч.1 ст.4.3 КоАП РФ).


Однако, указанная норма содержит лишь определение понятия «повторность» («то есть совершение административного правонарушения в период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию в соответствии со статьей 4.6 настоящего Кодекса за совершение однородного административного правонарушения»), тогда как понятие «однородность» осталось законодателем неопределенным.


Исправлять недоработку законодателя пришлось Верховному Суду РФ в 2013 году.


Так, в п.16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъясняется:

«…однородным считается правонарушение, имеющее единый родовой объект посягательства, независимо от того, установлена ли административная ответственность за совершенные правонарушения в одной или нескольких статьях КоАП РФ (например, совершение лицом, считающимся подвергнутым административному наказанию за нарушение правил дорожного движения по части 2 статьи 12.9 КоАП РФ, административного правонарушения в области дорожного движения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ).»


Как видим, понятие «однородность» административного правонарушения определено Верховным Судом РФ через понятие «единый родовой объект посягательства», а в качестве примера приведены Правила дорожного движения (ПДД).


Следует заметить, что данное Верховным Судом РФ в 2013 году разъяснение очевидно противоречит определению Высшего арбитражного суда РФ в 2011 году понятия «однородность» административного правонарушения – см. постановление Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 02 июня 2004 года № 10:

«19.1. В силу пункта 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ одним из обстоятельств, отягчающих административную ответственность, является повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек срок, предусмотренный статьей 4.6 КоАП РФ.


При применении указанной нормы судам следует учитывать, что однородными считаются правонарушения, ответственность за совершение которых предусмотрена одной статьей Особенной части КоАП РФ.»


Безусловно, подход Верховного Суда РФ к определению понятия «однородность» административного правонарушения с позиции «единого родового объекта посягательства» соответствует широко известному в теории права понятию «институт права».

В этом значении, например, административные правонарушения в области дорожного движения (глава 12 КоАП РФ) действительно посягают на единый родовой объект – ПДД. Однако, тогда «повторным» выходит любое административное правонарушение водителем из числа указанных в главе 12 КоАП РФ, если не истек один год со дня окончания исполнения постановления об административном наказании за другое ранее совершенное им нарушение ПДД.


Говоря проще, по версии Верховного Суда РФ уже за любое второе нарушение ПДД в течение одного года водитель должен практически автоматом получить максимальное административное наказание.


Однако, почему тогда в практической деятельности суды обычно не применяют к проштрафившимся водителям столь «кровожадное» разъяснение Верховного Суда РФ ? Ведь сотрудники ГИБДД (ГАИ) совершенно юридически обоснованно просят суд учесть это обстоятельство, прилагая к материалам административного дела «карточку водителя» с перечислением его дорожных «подвигов».


Разгадка, по нашему мнению, кроется в прошедшем проверку временем научно-практическом «наследии» ВАС РФ, которое на примере норм главы 12 КоАП РФ вместо «единого родового объекта посягательства» (ПДД) предлагает судам учитывать лишь специальный состав административного правонарушения, корреспондирующий только одному пункту ПДД.


Остается вспомнить нашего великого классика: суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения !