АКТУАЛЬНО

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Дроны: ответственность за вред

Андрей Давыдов



С каждым годом дроны становятся в России все более популярны: по неофициальным оценкам, в 2018 году продано 160 тысяч дронов на сумму 1,9 млрд руб., а к 2035 году объем российского рынка беспилотников должен составить $35–40 млрд; через 20 лет в российском небе прогнозируют одновременное нахождение не менее 100 тысяч дронов.

 

Как отмечается в Плане мероприятий («дорожная карта») «Аэронет» Национальной технологической инициативы (утвержден 24 июня 2016 года Президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России - протокол заседания президиума № 3), ведущие позиции в глобальной конкурентной гонке займут те страны, которые обеспечат на своей территории наиболее благоприятный режим производства и эксплуатации беспилотных авиационных систем (БАС).

 

Российский правовой режим производства, ввоза и пилотирования дронов, равно как и зарубежные правила (также см. карту Drone Laws For Every Country In The World), находится буквально в процессе формирования и пока не может быть оценен на "благоприятность".

Вместе с тем, опыт США, Франции, Великобритании, Германии, Кипра, Черногории, Белоруссии и других стран показывает, что одним из критериев "благоприятности" режима государственного регулирования эксплуатации дронов является защищенность имущественных прав граждан и организаций от вреда, который может быть причинен дронами в результате следующих типовых рисков:


  • Статистика опасного или криминального использования беспилотников
  • Столкновения БЛА с людьми. Опасность травм
  • Полеты над участками, где полеты запрещены или неуместны
  • Опасное сближение с авиатехникой, включая вертолеты и т.п.
  • Столкновения со зданиями, сооружениями, памятниками
  • Использование дронов для перевозки криминальных товаров, прежде всего, наркотиков
  • Вуаеризм
  • Хулиганство, террористические акты
  • Использование коммерческих беспилотников в военных целях
  • Перехват управления чужим дроном
  • Опасности использования данных, собираемым коммерческими БЛА



Отечественное законодательство пока закрепляет лишь базовые основы безопасной эксплуатации дронов, например:


  • поощряет развитие федеральной нормы ст.131 Воздушного кодекса РФ про обязательное страхование ответственности владельца воздушного судна перед третьими лицами во внутренних документах объединений эксплуатантов дронов (см. Положение о страховании членами Ассоциации АЭРОНЕТ гражданской ответственности владельцев и эксплуатантов беспилотных авиационных систем. Требования к договорам страхования - утверждено решением очередного Общего собрания членов Ассоциации «Аэронет» Протокол  № 6  от 08 июня  2017 г.)  
  • устанавливает Правила учета беспилотных гражданских воздушных судов с максимальной взлетной массой от 0,25 килограмма до 30 килограммов, ввезенных в Российскую Федерацию или произведенных в Российской Федерации (утв. постановлением Правительства РФ от 25 мая 2019 года № 658)
  • вводит «облегченный» правовой режим выполнения визуальных полетов беспилотных воздушных судов с максимальной взлетной массой до 30 кг, осуществляемых в пределах прямой видимости в светлое время суток на высотах менее 150 метров от земной или водной поверхности (см. постановление Правительства РФ от 03.02.2020 № 74 «О внесении изменений в Федеральные правила использования воздушного пространства Российской Федерации»).



Однако, уже сегодня в России заметно отставание государственного регулирования от масштаба растущего отечественного рынка коммерческих и некоммерческих дронов, что не позволяет эффективно решать вопросы возмещения вреда за причинный де-факто анонимными дронами вред жизни, здоровью и имуществу третьих лиц.

Так, отечественная административная правоприменительная практика в отношении автомобилистов указывает, что даже нанесение идентифицирующих эксплуатанта наклеек, электронных маркеров и т.п. на поверхность и/или в конструкцию «легкого» (с максимальной взлетной массой до 30 кг) дрона далеко не всегда может позволить установить принадлежность дрона и, следовательно, определить виновника в причинении таким «легким» дроном вреда третьим лицам.

 

Именно по причине этой "анонимности" сегодня отечественные страховщики в своем большинстве даже не рассматривают самый массовый и опасный сегмент отечественного парка «легких» (с максимальной взлетной массой до 30 кг) дронов ни как объект страхования (по аналогии с полисом КАСКО), ни как предмет страхования гражданской ответственности их эксплуатантов (по аналогии с полисом ОСАГО).    

 

Таким образом, в обозримой перспективе применительно к «легким» (с максимальной взлетной массой до 30 кг) дронам не будут эффективно работать не только гражданско-правовой институт главы 48 Гражданского кодекса РФ «Страхование», но и, в большинстве случаев, гражданско-правовой институт ст.1064 Гражданского кодекса РФ «Общие основания ответственности за причинение вреда» в части возложения ответственности за вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также за вред, причиненный имуществу юридического лица, на лицо, причинившее этот вред.

 

Следовательно, поскольку основными критериями государственного регулирования возмещения причиненного дронами вреда являются идентификация принадлежности дрона и его максимальная взлетная масса, представляется обоснованным в соответствии с п.1 ст.1064 Гражданского кодекса РФ принятие специального федерального закона о возложении обязанности возмещения вреда, причиненного «легкими» (с максимальной взлетной массой до 30 кг) дронами жизни, здоровью и имуществу граждан, а также имуществу организаций, на особое лицо (фонд), не являющееся причинителем этого вреда.

А для обеспечения этим особым лицом (фондом) выплат в возмещение такого вреда – принять правительственное постановление о размерах «налога на дроны» с максимальной взлетной массой до 30 кг по аналогии с «налогом на болванки» (см. постановление Правительства РФ от 14 октября 2010 г. № 829).

 

Представляется, что деятельность такого особого лица (фонда) должна осуществляться под управлением НССО, в ведении которого также должны находиться вопросы реализации обязательного страхования гражданской ответственности эксплуатантов «тяжелых» (с максимальной взлетной массой более 30 кг) дронов на основании соответствующего нового федерального закона (см п.4 ст.3 федерального закона № 4015-1) и регулируемых Банком России правил страхования/страховых тарифов (участие национального перестраховщика АО «РНПК» - обязательно).

 

А пока государство думает, пожалуй, единственным эффективным средством защиты жизни, здоровья и имущества от всяких дронов остается … самозащита гражданских прав.

Новые правила банкротства для малого и среднего бизнеса

Андрей Давыдов



Просто и незатейливо Верховный суд РФ 06 марта 2019 года фактически установил новые правила банкротства организаций, которые станут более всего актуальны для малого и среднего бизнеса.

 

Так, отныне арбитражный суд не будет тратить процессуальное время на банкротство компании-"пустышки" по заявлению налогового органа даже в формате конкурсного производства - в таком деле, как правило, уже нет экономического смысла.       

И хотя "новые правила" в этом значении формально не являются новыми и нацелены на борьбу с бюджетными недоимщиками, не приходится сомневаться, что частные конкурсные кредиторы ими воспользуются по аналогии.

 

Таким образом, Верховный суд РФ с учетом мнения Конституционного суда РФ сформировал новый вектор судебной практики по банкротным делам организаций, который теперь будет заточен на скорое и, по-сути, полуавтоматическое привлечение к имущественной ответственности лиц, контролировавших компанию-должника, вместо того, чтобы, как раньше, сначала разобраться с ее конкурсной массой.

 

В этой связи остается напомнить предпринимателям малого и среднего бизнеса, что, например, личное банкротство гражданина не является панацеей от его субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота (см. п.5 и п.6 ст.213.28 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве"), что, в свою очередь, чревато статусом "пожизненного должника" и возложения бремени непогашенных долгов на наследников.

 

Ниже приводится текст разъяснений Верховного суда РФ.


Утверждены

Президиумом Верховного Суда

Российской Федерации

6 марта 2019 года

 

ВОПРОС. Как следует поступить судье арбитражного суда в том случае, если к заявлению уполномоченного органа о признании организации-должника банкротом не приложены документы, обосновывающие наличие у нее имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, либо вероятность обнаружения такого имущества в процедурах банкротства?

 

ОТВЕТ. При рассмотрении вопроса о возможности принятия к производству заявления уполномоченного органа о признании организации банкротом, в том числе обладающей признаками недействующего юридического лица (п. 1 ст. 21.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"), отсутствующего должника (п. 1 ст. 227, ст. 230 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве)), судам следует учитывать сохраняющие силу разъяснения, содержащиеся в п. 13 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2009 г. N 91 "О порядке погашения расходов по делу о банкротстве" (далее - постановление N 91).

 

В случае когда к заявлению уполномоченного органа о признании организации банкротом не приложены доказательства, подтверждающие наличие у нее имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, или вероятность обнаружения такого имущества, заявление на основании ст. 44 Закона о банкротстве подлежит оставлению без движения с последующим возвращением (при непредставлении соответствующих доказательств в установленный судом срок).

 

В качестве документов, свидетельствующих об отсутствии средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства, судами, в частности, могут приниматься во внимание:

  • акты судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания по основаниям, предусмотренным пп. 3 и 4 ч. 1 ст. 46 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве";
  • справки налогового органа об отсутствии у него сведений об имуществе должника, полученных в порядке межведомственного информационного взаимодействия в соответствии со ст. 85 Налогового кодекса Российской Федерации от органов, осуществляющих государственный кадастровый учет и государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, органов, осуществляющих регистрацию транспортных средств, и т.п.;
  • выписки по операциям на счетах, по вкладам (депозитам) организаций в банках, справки о переводах электронных денежных средств, указывающие на отсутствие остатка по счетам и несовершение по ним операций в течение длительного времени;
  • сведения о непредставлении организацией бухгалтерской и (или) налоговой отчетности.



В ситуации, когда названные документы об отсутствии у должника имущества или их часть имеются в поступивших в суд материалах и уполномоченным органом не представлены какие-либо иные доказательства, обосновывающие обратное, в том числе возможность фактического поступления в конкурсную массу денежных средств вследствие привлечения контролирующих лиц к ответственности, суд выносит определение о возвращении заявления о признании должника банкротом, указав в мотивировочной части обстоятельство, послужившее основанием для возвращения, - отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве. Если указанное обстоятельство обнаружится после принятия к производству заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом, суд выносит определение о прекращении производства по делу на основании абзаца восьмого п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве (с учетом разъяснений, приведенных в п. 14 постановления N 91), указав в мотивировочной части на отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

 

Судам следует учитывать, что после возвращения заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, уполномоченный орган вправе обратиться в суд в общеисковом порядке с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности или о возмещении ими убытков (ст. 61.14 и 61.20 Закона о банкротстве). Такое исковое заявление подлежит разрешению судом в соответствии с положениями гл. III.2 Закона о банкротстве, в том числе в соответствии с закрепленными в этой главе презумпциями.

 

ВОПРОС. Каковы последствия возвращения уполномоченному органу заявления о признании организации-должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве, возбужденному по заявлению уполномоченного органа) в связи с отсутствием средств, необходимых на покрытие расходов по делу о банкротстве?

 

ОТВЕТ. Согласно подп. 4.3 п. 1 ст. 59 Налогового кодекса Российской Федерации принятие судом в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, определения о возвращении заявления уполномоченного органа о признании организации-должника банкротом или о прекращении производства по делу о банкротстве, возбужденному по заявлению уполномоченного органа, является самостоятельным основанием для признания недоимки, задолженности по пеням и штрафам безнадежными к взысканию. Для списания задолженности по указанному основанию не требуется устанавливать каких-либо дополнительных обстоятельств.

 

Судам следует учитывать, что такое списание задолженности, по смыслу разъяснений, данных в п.32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве", само по себе не препятствует последующей подаче уполномоченным органом в общеисковом порядке заявления о привлечении лица, контролирующего должника, к ответственности по списанным обязательствам и не может служить единственным основанием для исключения списанной задолженности из общего размера ответственности контролирующего лица.

 

Кроме того, если после возвращения уполномоченному органу заявления о признании организации-должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве, возбужденному по заявлению уполномоченного органа) в связи с отсутствием средств, необходимых на покрытие расходов по делу о банкротстве, будут выявлены имущество должника, скрываемое им, или иные обстоятельства, указывающие на возможность поступления имущества в собственность должника (например, посредством фактического получения имущества через процедуру оспаривания сделок), которые не были и не могли быть достоверно известны уполномоченному органу, по его заявлению определение о возвращении заявления (о прекращении производства по делу) может быть пересмотрено применительно к положениям п. 1 ч. 2 ст. 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В случае пересмотра определения суд, устанавливая общий объем обязательств должника перед бюджетом, проверяет, были ли налоговым органом восстановлены в соответствии с законодательством Российской Федерации суммы, списанные ранее на основании отмененного судебного акта.

О защите добросовестного приобретателя имущества банкрота

Андрей Давыдов



Статья 61.2 федерального закона № 127-ФЗ предусматривает возможность признания недействительной сделки должника (банкрота) со своим имуществом, если:

  • должник получил по такой сделке неравноценное встречное исполнение
  • в результате совершения сделки причинен вред имущественным правам кредиторов и другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.




Такая «подозрительная» сделка должна быть заключена в течение одного года и трех лет соответственно до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления.

 

В случае признания подозрительной сделки недействительной применяется реституция с учетом особенностей рассмотрения арбитражными судами дел о банкротстве.

 

Так, пункт 16 действующего постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» регулирует случаи, когда имущество банкрота отчуждено его приобретателем далее:  

«Принятие судом в деле о банкротстве судебного акта о применении последствий недействительности первой сделки путем взыскания с другой стороны сделки стоимости вещи не препятствует удовлетворению иска о ее виндикации. Однако если к моменту рассмотрения виндикационного иска стоимость вещи будет уже фактически полностью уплачена должнику стороной первой сделки, то суд отказывает в виндикационном иске

 

Как видим, ключевым аспектом решения вопроса о правомерности виндикации является толкование понятия «стоимость», которое использовал канувший в лету ВАС РФ.

Например, по смыслу определения № 308-ЭС15-6280 Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 09 января 2017 года по делу № А32-29459/2012 такая стоимость не должна быть явно заниженной, т.е. быть рыночной.

 

Таким образом, согласно текущей судебной практике виндикация будет невозможна не только, если последний приобретатель имущества банкрота является юридически «добросовестным» в смысле ч.1 ст.302 ГК РФ, но также если первый приобретатель полностью внес к этому моменту в порядке реституции в конкурсную массу рыночную стоимость имущества, отчужденного у банкрота по «подозрительной» сделке.

 

Иными словами, установленные законом критерии виндикации (приобретатель «не знал и не мог знать» об отсутствии у другой стороны сделки права отчуждать имущество) ненормативно дополнены Верховным судом РФ применительно к делам о несостоятельности новым составом. При этом конечный приобретатель имущества банкрота становится явным заложником воли и платежеспособности его первого приобретателя, что априори нарушает баланс интересов в пользу кредиторов банкрота.

 

Однако, такой дисбаланс очевидно противоречит мнению Конституционного суда РФ, который в своем постановлении от 22.06.2017 года № 16-П указал на следующее:

«Согласно Конституции Российской Федерации право собственности и иные имущественные права гарантируются посредством права на судебную защиту (статья 46, часть 1), которая в силу ее статей 17 (часть 3)19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) должна быть полной и эффективной, отвечать критериям пропорциональности и соразмерности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех участников гражданского оборота - собственников, кредиторов, должников; возможные ограничения федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения имуществом и свободы договоров также должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными, не иметь обратной силы и не затрагивать существо, основное содержание данных конституционных прав; сама же возможность ограничений и их характер должны обусловливаться необходимостью защиты конституционно значимых ценностей.»

 

Вот и получается, что пока законодательная и судебная ветви власти ищут баланс интересов по подозрительным сделкам в делах о несостоятельности, добросовестному приобретателю остается страховать (в буквальном и широком значениях) риск утраты права собственности на приобретенное имущество банкрота.


Як пани б’ються — у хлопів чуби тріщать

«Амнистия» долгов граждан до 100 тысяч рублей и рост страхового рынка

Андрей Давыдов



Реформа исполнительного производства ФССП еще не приобрела четкого системного содержания, но отдельные ее элементы уже вызывают живое обсуждение в СМИ и на уровне экспертов.

 

Например, внесенный в Госдуму законопроект предусматривает существенное – с 25 до 100 тысяч рублей – повышение суммы требований к гражданам-должникам, которые могут предъявляться самими взыскателями в организацию или иному лицу, выплачивающим должнику заработную плату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи.

 

Казалось бы, стоит согласиться с инициирующим этот законопроект Правительством РФ, которому «представляется, что такой способ исполнения является наиболее удобным и оперативным для взыскателя

Однако, вызывает недоумение перспектива возможного отказа ФССП от исполнения функций по взысканию с граждан долгов в сумме до 100 тысяч рублей, на что прямо указывается Правительством РФ в тексте пояснительной записки к законопроекту:

  • «Учитывая то, что постановления об обращении взыскания на заработную плату и иные доходы должника составляют значительную часть процессуальных документов, выносимых и направляемых судебными приставами-исполнителями, трудозатраты по указанной категории исполнительных производств с размером взыскиваемой суммы менее ста тысяч рублей представляются неоправданными.»
  • «Реализация законопроекта будет способствовать обеспечению прав граждан на своевременное исполнение требований исполнительного документа, сокращению затрат бюджетных средств, связанных с вынесением судебными приставами-исполнителями процессуальных документов, а также снижению нагрузки на судебных приставов-исполнителей


Таким образом, реализация предложенного Правительством РФ законопроекта приведет взыскателей (организаций и граждан) к необходимости самостоятельно заниматься поиском источников выплат гражданам-должникам.

И если кредиторы-организации еще могут позволить себе такую возможность, то для большинства кредиторов-граждан такой поиск, очевидно, станет непозволительной роскошью - и, в самом деле, как гражданин-взыскатель может быстро и легально получить информацию об организации или ином лице, которые выплачивают гражданину-должнику заработную плату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи, чтобы затем предъявить источнику выплат исполнительный документ ?

 

Предложенная Правительством РФ реформа исполнительного производства ФССП может существенно усложнить реализацию имущественных прав кредиторов-граждан - прежде всего, это затронет такие важные сферы гражданского оборота, как возмещение имущественного вреда пострадавшим при ДТП, а также при эксплуатации жилья.

Так, средняя выплата по ОСАГО (величина, близкая к сумме имущественного ущерба при ДТП) в 2018 году составила 64 тысячи рублей. На 65 тысяч рублей тянет и средняя страховая выплата в рядовом для ЖКХ случае – например, при заливе квартиры.

А поскольку далеко не все граждане-причинители имущественного вреда имеют полис ОСАГО или полис страхования гражданской ответственности при эксплуатации недвижимости, можно говорить о фактическом «списании» их задолженности в результате правительственной реформы исполнительного производства ФССП.  

 

Масштаб инициированной Правительством РФ «амнистии» долгов граждан до 100 тысяч рублей указан в пояснительной записке к вышеуказанному законопроекту:

«Остаток исполнительных производств по состоянию на 1 января 2018 г. составлял 26,7 млн. исполнительных производств на сумму 5,5 трлн. руб.

Из указанного остатка исполнительных производств 4,5 млн. исполнительных производств или 16,7% - исполнительные производства с суммами взыскания от 25 тыс. руб. до 100 тыс. руб., в рамках которых по 1,1 млн. исполнительным производствам копии исполнительных документов направлены для удержания по месту получения доходов должниками

 

Однако, снижение бюджетных расходов на содержание ФССП при взыскании с граждан долгов до 100 тысяч рублей может оказаться не единственным и вовсе не самым приятным для государства следствием такой реформы, например:

  • может резко возрасти нагрузка (и, соответственно, бюджетные расходы) на содержание районных (городских) судов - ведь, кредиторам (пострадавшим) теперь придется чаще обращаться с исками к гражданам-должникам в районные (городские) суды, т.к. деятельность мировых судей, рассматривающих имущественные споры до 50 тысяч рублей, утратит свое значение
  • у владельцев транспортных средств возникнет аргументированный соблазн отказаться от приобретения полиса ОСАГО - он не только дорог, но и еще станет почти бесполезен
  • стоимость ОСАГО, КАСКО и других страховых продуктов вырастет, поскольку страховщики будут вынуждены почти сразу списывать на убыток долги граждан в порядке регресса и суброгации до 100 тысяч рублей
  • резко вырастет спрос на услуги коллекторов, что уже сегодня начинает беспокоить наблюдателей в сфере ЖКХ.




При таких обстоятельствах возникает вопрос не о формальном, а о реальном механизме предстоящего урегулирования долгов граждан вследствие причинения вреда до 100 тысяч рублей каждый, оцениваемых примерно в 300 млрд рублей ежегодно, что соответствует 1/3 от объема всего отечественного страхового рынка в 2018 году (без учета страхования жизни).

 

Ответить на этот вопрос в пояснительной записке к своему законопроекту Правительство РФ не потрудилось.

Банк России (как регулятор финансового рынка), кажется, и вовсе не в курсе этой законодательной инициативы Правительства РФ.

 

Между тем, чуть ли не единственным легальным и сравнительно эффективным механизмом защиты имущественных прав кредиторов (организаций и граждан) по требованиям к гражданам-должникам после запуска правительственной реформы исполнительного производства ФССП может остаться лишь страхование (прежде всего - имущества и гражданской ответственности).

 

Однако, не стоит торопиться благодарить Правительство РФ за создаваемый росчерком премьерского пера мощный драйвер развития страхового рынка: рассчитывать на взрывной рост объема отечественного страхового рынка в ближайшие годы, увы, не приходится - участники гражданского оборота еще не осознали в полной мере свои имущественные риски до 100 тысяч рублей, не готова инфраструктура страхового рынка, да, и нормативное регулирование страховой отрасли оставляет желать лучшего.

 

А, значит, мучительный переход от правительственной «амнистии» 100-тысячных долгов граждан к росту страхового рынка, вне сомнений, кредиторам и гражданам-должникам «скрасят» коллекторы и государственные силовики – не случайно прохождение законопроекта курирует Комитет Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции.

ФНП сообщила о выполнении нотариусами функций эскроу-агентов

Андрей Давыдов



Опубликовано письмо ФНП от 20 июня 2018 г. № 3041/03-16-3, в котором сообщается об условиях выполнения нотариусами функций эскроу-агентов, включая открытие публичных депозитных счетов.

 

Так, например, ФНП обращает внимание на актуальность отсутствия формы распоряжения нотариуса банку для перевода безналичных денежных средств кредитору – по мнению ФНП, временное отсутствие такой формы не может являться основанием для неисполнения нотариусом и/или банком своих обязанностей при ведении публичного депозитного счета.

 

Представленная ФНП информация направлена на практическую реализацию нового для отечественного нотариата функционала эскроу-агента, основная проблема которого для нотариусов заключается в сложности выполнения обязанностей и серьезной имущественной ответственности при сравнительно небольшом вознаграждении.

 

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НОТАРИАЛЬНАЯ ПАЛАТА

 

ПИСЬМО

от 20 июня 2018 г. № 3041/03-16-3

 

О ДОГОВОРЕ УСЛОВНОГО ДЕПОНИРОВАНИЯ (ЭСКРОУ)

И ДОГОВОРЕ ПУБЛИЧНОГО ДЕПОЗИТНОГО СЧЕТА

 

В связи с вступлением в силу с 1 июня 2018 года Федерального закона от 26.07.2017 N 212-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации", Федерального закона от 23.05.2018 N 119-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" и Основы законодательства Российской Федерации о нотариате" и Федерального закона от 23.05.2018 N 120-ФЗ "О внесении изменений в статью 327 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 1 и 3 Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации", регулирующих правила заключения договора публичного депозитного счета, а также деятельность нотариусов как эскроу-агентов, в целях оказания методической помощи, сообщаем следующее.

Под эскроу (условное депонирование) понимается такой способ исполнения обязательства, когда имущество передается через пользующееся доверием третье лицо (эскроу-агента).

Необходимо отметить, что в силу пункта 4 статьи 327 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) правила гражданского законодательства об эскроу-агенте подлежат распространению на нотариусов при принятии ими на депонирование движимых вещей, безналичных денежных средств или бездокументарных ценных бумаг на основании совместного заявления кредитора и должника в части, неурегулированной Основами законодательства Российской Федерации о нотариате (далее - Основы).

Выполняя функции эскроу-агента, нотариус выступает гарантом исполнения обязательств депонента и проведения расчетов между сторонами соглашения, однако непосредственно стороной сделки не является (изъятие из общего правила, предусмотренного пунктом 1 статьи 926.1 ГК РФ).

Частью первой статьи 88.1 Основ определено, что основанием для депонирования движимых вещей, безналичных денежных средств или бездокументарных ценных бумаг является совместное заявление сторон обязательства, которое передается нотариусу, а в случае нотариального удостоверения сделки сторон обязательства, предусматривающей депонирование указанного имущества, такое заявление может подать должник. Следовательно, для целей передачи нотариусу имущества на депонирование договор эскроу не заключается. Объем информации, необходимой для депонирования, нотариус устанавливает из определенного частью первой статьи 88.1 Основ заявления.

В результате депонирования при наступлении условий (оснований) передачи движимых вещей, безналичных денежных средств или бездокументарных ценных бумаг у бенефициара возникает право требования к нотариусу в отношении такого имущества. В связи с этим после получения соответствующего требования бенефициара нотариус обязан проверить наступление условий (оснований) передачи, установленных в договоре эскроу. Согласно пункту 2 статьи 926.1 ГК РФ к таким условиям (основаниям), в частности, можно отнести:

1) наступление установленного договором срока;

2) наступление установленного договором события;

3) совершение определенных действий бенефициаром;

4) совершение определенных действий третьим лицом.

Исходя из общих положений пункта 3 статьи 926.5 ГК РФ, эскроу-агент, в том числе нотариус, отвечает за утрату, недостачу или повреждение переданных ему на депонирование вещей, если не докажет, что эти обстоятельства произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещей, о которых нотариус не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности депонента. Согласно внесенным в статью 48 Основ изменениям, отсутствие возможности обеспечения сохранности движимых вещей, передаваемых нотариусу на депонирование, является основанием для отказа в совершении нотариального действия.

За принятие на депонирование нотариусом движимых вещей, безналичных денежных средств или бездокументарных ценных бумаг взимается нотариальный тариф в размере 0,5 процента принятой денежной суммы, рыночной стоимости ценных бумаг или заявленной депонентом стоимости имущества, но не менее 1000 рублей. В случае если на депонирование нотариусом приняты денежные средства в целях исполнения обязательств сторон по нотариально удостоверенной сделке, нотариальный тариф взимается в размере 1500 рублей (статья 22.1 Основ).

Частью четвертой статьи 87 Основ определена обязанность нотариуса для целей депонирования денежных средств открыть публичный депозитный счет посредством заключения между банком и нотариусом, выступающим владельцем счета, договора публичного депозитного счета (статья 860.11 ГК РФ). При этом обращаем внимание, что данный договор может также быть заключен путем присоединения к договору, разрабатываемому банком, на основании соответствующего заявления нотариуса (статья 428 ГК РФ). Зачисление собственных средств нотариуса на публичный депозитный счет не допускается.

Важно отметить, что нотариусы в срок не позднее 20 рабочих дней со дня вступления в силу Федерального закона от 23.05.2018 N 119-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" и Основы законодательства Российской Федерации о нотариате" обязаны открыть публичный депозитный счет в банке, удовлетворяющем законодательно установленным требованиям (российская кредитная организация, величина собственных средств (капитала) которой должна составлять не менее двадцати миллиардов рублей (статья 860.11 ГК РФ). Данная норма является императивной и подлежит исполнению нотариусами в указанный срок вне зависимости от факта обращения заинтересованных лиц за совершением нотариального действия по депонированию имущества.

Если нотариусу стало известно или должно было стать известно о том, что величина капитала банка, в котором у него открыт публичный депозитный счет, составила менее двадцати миллиардов рублей, то он в течение месяца должен закрыть счет в таком банке и перечислить все средства с него на иной свой публичный депозитный счет в другом банке, отвечающем требованиям законодательства.

Мониторинг банков, соответствующих такому условию, осуществляется непосредственно нотариусом.

Обращаем внимание, что в силу статьи 34.1 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" банки, величина собственных средств (капитала) которых составляет не менее двадцати миллиардов рублей, отказать нотариусу в заключении договоров публичного депозитного счета не вправе.

Денежные средства, полученные нотариусом как эскроу-агентом должны быть внесены им на свой публичный депозитный счет не позднее следующего рабочего дня после дня принятия наличных денег (статья 860.11 ГК РФ, статья 88.1 Основ). Принятие нотариусом безналичных денежных средств осуществляется путем распоряжения нотариуса о принятии денежных средств на публичный депозитный счет, выдаваемого нотариусом стороне обязательства для представления в банк, в котором открыт публичный депозитный счет нотариуса, или направляемого нотариусом в указанный банк в электронной форме. Передача нотариусом безналичных денежных средств кредитору осуществляется на основании соответствующего распоряжения нотариуса в порядке, предусмотренном частью третьей статьи 88.1 Основ.

Согласно части восьмой статьи 87 Основ, денежные средства могут храниться на публичном депозитном счете не более десяти лет, по истечении которых нотариус обязан передать их в казну Российской Федерации на основании распоряжения нотариуса.

В связи с ограниченностью законодательно установленного срока исполнения нотариусами требования по открытию публичного депозитного счета, а также принимая во внимание, что реализация возложенных на нотариусов полномочий будет осуществляться на основании соответствующего распоряжения нотариуса, Федеральной нотариальной палатой направлено обращение в Центральный банк Российской Федерации о разработке и утверждении формы указанного выше распоряжения, содержащее в себе также просьбу о доведении до сведения кредитных организаций информации о вступивших в силу новеллах законодательства (копия прилагается).

При этом обращаем внимание, что согласно пункту 1.1 Положения о правилах осуществления перевода денежных средств, утвержденного Центральным банком Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 383-П (далее - Положение) банки осуществляют перевод денежных средств по банковским счетам на основании предусмотренных пунктами 1.10 и 1.11 Положения распоряжений о переводе денежных средств. При этом распоряжения, для которых настоящим Положением не установлены перечень реквизитов и формы, составляются отправителями распоряжений с указанием установленных банком реквизитов, позволяющих банку осуществить перевод денежных средств и по формам, установленным банком или получателем средств по согласованию с банком. Также, в силу пункта 1.8 Положения, кредитные организации утверждают внутренние документы, содержащие порядок составления распоряжений, порядок выполнения процедур приема к исполнению, отзыва, возврата (аннулирования) распоряжений, порядок исполнения распоряжений.

Учитывая изложенное, отсутствие утвержденной Банком России формы распоряжения, предусмотренного статьями 87 и 88.1 Основ, не может является основанием для неисполнения своих обязанностей как банком, так и нотариусом.

Кроме того, существенным является то, что банк вправе осуществлять только операции по перечислению и выдаче депонированных денежных средств на основании распоряжения нотариуса, иные операции по публичному депозитному счету запрещены. При этом нотариус несет ответственность перед бенефициаром и депонентом за совершение операций по такому счету с нарушением установленных законом правил о депонировании (статья 860.12 ГК РФ).

В силу положения статьи 860.14 ГК РФ особенность правового режима денежных средств, находящихся на публичном депозитном счете, состоит в том, что арест, приостановление операций, а также списание денежных средств по обязательствам как владельца счета, так и бенефициара или депонента не допускаются. Помимо этого, депонированное имущество защищено также и в рамках процедуры банкротства депонента. В такой ситуации ни внешний, ни конкурсный управляющий не могут распоряжаться депонированным имуществом. Более того, согласно статье 189.91 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" из имущества кредитной организации, которое составляет конкурсную массу, исключается имущество, переданное по договорам депозитных счетов нотариусов.

Следует иметь в виду, что в случаях исполнения депонентом обязательства перед бенефициаром посредством передачи на депонирование имущества эскроу-агенту, не являющемуся нотариусом, подлежат применению правила гражданского законодательства об эскроу-агенте. Так, для указанных целей в соответствии со статьей 926.1 ГК РФ между депонентом, бенефициаром и эскроу-агентом заключается договор эскроу, предметом которого в силу пункта 3 статьи 926.1 ГК РФ являются движимые вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги, документы, а также безналичные денежные средства и бездокументарные ценные бумаги.

Срок действия договора эскроу не может превышать пяти лет, по истечении которых депонированное имущество возвращается эскроу-агентом депоненту.

Важно иметь в виду, что договор эскроу подлежит обязательному нотариальному удостоверению (за исключением депонирования безналичных денежных средств и (или) бездокументарных ценных бумаг). Нотариальный тариф за удостоверение данного договора взимается в соответствии с требованиями подпункта 5 пункта 1 статьи 333.24 Налогового кодекса Российской Федерации и составляет 0,5 процента суммы договора, но не менее 300 рублей и не более 20 000 рублей.

В дополнение необходимо отметить, что Федеральной нотариальной палатой систематически проводятся обучающие семинары и вебинары по новеллам законодательства, направленные на оказание методической помощи и решение актуальных вопросов, возникающих при совершении нотариальных действий. Приглашаем Вас активно принимать участие в подобных обучающих мероприятиях.

 

Президент

Федеральной нотариальной палаты

К.А.КОРСИК

Прекращение договора страхования заемщика от несчастного случая

Андрей Давыдов



Опубликовано определение Верховного суда РФ от 22 мая 2018 г. № 78-КГ18-18, которое ставит точку в дискуссии о возможности прекращения договора страхования банковского заемщика от несчастного случая при досрочном погашении ссудной задолженности.

 

По мнению истицы, по условиям договора страхования страховая сумма уменьшается по мере погашения задолженности по кредитному договору и равняется 100% задолженности застрахованного лица, но не более страховой суммы на дату заключения договора страхования. Поскольку с момента погашения задолженности по кредитному договору страховая сумма равна нулю, то у страховщика с этого момента фактически прекратилась обязанность по осуществлению страховой выплаты при наступлении страхового случая.

 

Однако, суды первой и апелляционной инстанции не согласились с такой позицией и указали, что:

  • во-первых, досрочное погашение кредита не упоминается в пункте 1 статьи 958 Гражданского кодекса РФ в качестве обстоятельства для досрочного прекращения договора страхования, в связи с наступлением которого у страховщика имеется право только на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование;
  • во-вторых, досрочное погашение кредита не свидетельствует о том, что возможность наступления страхового случая (причинения вреда жизни заемщика) отпала, и существование страхового риска (риска причинения вреда жизни заемщика) прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай.


Верховный суд РФ встал на сторону истицы, указав в своем определении на следующее:

  • страхование от несчастных случаев представляет собой отношения по защите имущественных интересов физических лиц, связанных с причинением вреда их здоровью, а также с их смертью в результате несчастного случая или болезни. Защита указанных имущественных интересов осуществляется путем выплаты страховщиком страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам обусловленной договором страхования суммы (страховой суммы) при наступлении предусмотренного договором страхового случая и возможна только при наличии у страховщика такой обязанности.
  • под обстоятельствами иными, чем страховой случай, при которых после вступления в силу договора страхования возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось, в данном случае подразумеваются обстоятельства, приводящие к прерыванию отношений по защите имущественных интересов истицы, связанных с причинением вреда ее здоровью, а также с ее смертью в результате несчастного случая, что лишает всякого смысла страхование от несчастных случаев, по которому невозможна выплата страхового возмещения и, следовательно, приводит к досрочному прекращению договора страхования.

Говоря проще, Верховный суд РФ фактически согласился с мнением истицы, что договор страхования является способом обеспечения исполнения заемщиком обязанностей по кредитному договору с банком. А раз ссудная задолженность полностью погашена, то и договор страхования подлежит прекращению – с обязанностью страховщика вернуть часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

Очевидно, определение Верховного суда РФ, принятое в пользу граждан-потребителей банковских и страховых услуг, направлено на пресечение практики неосновательного обогащения страховщиков. 

ЦБ обнародовал новые тарифы на ОСАГО

Елена Фролова



На сайте ЦБ опубликован Проект указания Банка России «О предельных размерах базовых ставок страховых тарифов (их минимальных и максимальных значений, выраженных в рублях), коэффициентах страховых тарифов, требованиях к структуре страховых тарифов, а также порядке их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств», включая:

 



 



 

Одним из самых интересных для страхователей документов из представленного ЦБ проекта, несомненно, является таблица базовых ставок страховых тарифов на полис ОСАГО:

 

Предельные размеры базовых ставок страховых тарифов

(их минимальные и максимальные значения, выраженные в рублях)


Как указывает ЦБ в пояснительной записке, необходимость издания проекта указания вызвана сложившейся ситуацией на рынке ОСАГО – высокая убыточность, проблемы правоприменения, доступность страховых услуг.

Проект указания разработан в целях актуализации страховых тарифов и коэффициентов страховых тарифов по обязательному страхованию, а также порядка их применения.

 

Круг лиц, на которых будет распространено действие проекта указания, не ограничен.

 

Планируемый срок вступления в силу проекта указания – по истечении 10 дней после дня его официального опубликования, за исключением положений, для которых проектом указания установлены иные сроки вступления их в силу.

 

Комментарии по проекту нормативного акта ожидаются ЦБ в срок до 20 июня 2018 года.


Золотое сечение Банка России

Андрей Давыдов



Опубликован аналитический доклад Банка России «Конкуренция на финансовом рынке», приуроченный к XXVII Международному финансовому конгрессу (6-8 июня 2018 года, г.Санкт-Петербург).

 

Во введении ЦБ признает, что при его участии «в  ряде случаев на  финансовом рынке может возникать определенный конфликт интересов между конкуренцией и стабильностью, так как конкуренция предполагает уход с рынка неконкурентоспособных игроков, что сопровождается потерями для акционеров и клиентов финансовых институтов, а когда речь идет о крупных игроках – оказывает негативное воздействие на уровень доверия на рынке.»

 

Таким образом, заключается в докладе, «одной из ключевых задач Банка России в области развития финансового рынка является поиск оптимального соотношения между конкуренцией и стабильностью.»

 

Ведающие математикой финансовые работники ЦБ знают, что любое соотношение оптимально, если его значение близко или равно Ф – иррациональному числу, с давних времен известного как «Золотое сечение».

Получается, что в докладе ЦБ признает свое главное занятие на финансовом рынке - процесс поиска величины «Золотого сечения», что психология определяет как «класс функций человеческой психики, лежащих «за пределами разума» — ощущение и интуиция».

 

Раздел 4 доклада применительно к сегменту «Страхование» перечисляет конкретные методы поиска ЦБ величины «Золотого сечения» между конкуренцией и стабильностью - прежде всего, это анализ финансовых продуктов/услуг, носящих добровольный и обязательный характер и предоставляемых физическим лицам.

Степень «научности» проделанной ЦБ работы читателю предлагается оценить по такому пассажу: «можно констатировать, что развитость сегмента обязательного страхования за  счет фиксированной обязанности одномоментного создания пула ресурсов для покрытия определенного объема рисков позволяет создавать условия роста сегмента услуг добровольного страхования как рыночного продукта».

 

Разумеется, доклад содержит и важное «открытие», к которому привели ЦБ поиски «Золотого сечения»: оказывается, на объективное состояние отечественного моторного страхования сильно влияет субъективный фактор - «так называемая страховая культура».  

 

По определению ЦБ, «страховая культура олицетворяет собой способность потребителя осмысленно и  целенаправленно пользоваться страховыми услугами, что предполагает понимание сущности приобретаемой потребителем услуги. Именно непонимание ценности страхования как фактора спокойствия самого  же потребителя приводит к  нежеланию рассматривать возможные пути сокращения издержек в рамках того или иного вида страхования, перекладыванию возможных рисков на государство, а также другим негативным факторам, препятствующим развитию добровольного страхования.»

 

Впрочем, признает ЦБ, проблема не только в недостатке страховой культуры у граждан-страхователей, но еще и у организаций-страховщиков: «Отсутствие страховой культуры  – проблема обоюдного характера. На  рынке в  отдельных случаях можно наблюдать снижение качества предоставляемых страховых услуг, ненадлежащее исполнение страховыми организациями обязательств по  договорам страхования и  их  незаинтересованность в  защите интересов потребителей. Среди некоторых участников страхового рынка распространена практика намеренного игнорирования и даже использования пассивности потребителей.»

 

Выходит, что, по интуитивным ощущениям ЦБ, именно недостаток страховой культуры у участников рынка автострахования и определяет его текущее кризисное состояние.

 

Столь поразительное «открытие», правда, оставляет за его рамками оценку роли самого ЦБ в формировании страховой культуры, предлагая читателю самостоятельно рассудить: как соотносится качество работы ЦБ по регулированию страховой отрасли с наличием у него «страховой культуры» ?

Безналичная оплата жилой недвижимости: трудности перевода

Андрей Давыдов



Отечественный рынок жилой недвижимости нуждается в увеличении прозрачности.

 

Похоже, именно этим руководствовался законодатель, когда озаботился необходимостью повышения эффективности административного контроля Росфинмониторинга за расчетами между участниками рынка жилья.

Кроме того, ипотечный бум, запрет долевого строительства и программа реновации увеличивают число сделок с жильем, при совершении которых имущественные права сторон должны быть равно юридически защищены.

 

Все это уже сегодня требует от государства запустить новый - простой и надежный - механизм организации сделок с жилой недвижимостью и расчетов по ним, универсальный для первичного и вторичного рынка жилья.

 

В декабре 2017 года дискуссия об эффективном решении вышеуказанной задачи завершилась внесением в Госдуму законопроектов, нацеленных на создание модели нотариального сопровождения сделок с жилой недвижимостью:



 

1 июня 2018 года соответствующие законодательные новеллы вступили в силу. И на бумаге вопрос – решен: согласно федеральному закону № 119-фз государство перекладывает на нотариусов и банки сопровождение сделок с жильем, включая денежные расчеты.

 

Согласно установленной законодателем модели нотариус из квалифицированного свидетеля сделки с жилой недвижимостью превращается в ее непосредственного участника с функциями гаранта-исполнителя.

Так, на правах эскроу-агента нотариус должен точно выполнять заявленные сторонами сделки с жилой недвижимостью инструкции:


  • во-первых, принять от сторон на депонирование предусмотренные сделкой документы, а также приготовленные покупателем для оплаты недвижимости деньги;
  • во-вторых, передать сторонам документы по сделке, и, что важно, поручить банку сделать безналичный перевод продавцу денежных средств покупателя, задепонированных на публичном депозитном счете нотариуса.


Все это нотариус обязан исполнить за, по мнению законодателя, посильную для сторон сделки плату, которая без учета стоимости услуг правового и технического характера не может превышать 0,5% от заявленной стоимости принятого на депонирование имущества, а если сделка с недвижимостью была удостоверена нотариально - всего за 1500 рублей.

 

И все бы ничего, но такая законодательная модель фактически предъявляет к нотариусам повышенные квалификационные требования, в том числе: отличная репутация и известность, высокая юридическая квалификация, опыт и IT-технология взаимодействия с банком, специальные технические средства для хранения документов и даже … хорошее здоровье (чтобы из-за своего «больничного» не сорвать, например, оплату недвижимости). 

Не трудно предположить, что число соответствующих задумке законодателя нотариусов в итоге окажется не так уж и велико (т.е. не достаточно для нормального обслуживания потребностей рынка).  

 

При таких обстоятельствах не приходится рассчитывать, что нотариусы в обозримом будущем смогут не то, чтобы монополизировать, а вообще заполучить сколько-нибудь серьезную долю рынка услуг по сопровождению сделок с жилой недвижимостью, включая расчеты между сторонами.

 

Говоря проще, перевод рынка жилья в безналичный прозрачный формат ждут трудности.

 

И такие трудности носят инфраструктурный характер, что означает для государства необходимость дальнейшего конкурентного развития рынка услуг по сопровождению сделок с жилой недвижимостью, в том числе путем развития института эскроу-агентов за счет расширения круга его участников и формализации предъявляемых к ним квалификационных требований.   

 

А до тех пор фактически единственным серьезным ограничителем практики наличных расчетов за жилую недвижимость через сейфовые ячейки будут оставаться не законодательные новеллы о полномочиях нотариусов и банковских счетах, а низкий платежеспособный спрос покупателей жилья, вынуждающий их обращаться в банки за безналичными ипотечными кредитами.

Годовой отчет Банка России за 2017 год: результаты деятельности страхового регулятора

Андрей Давыдов



Опубликован Годовой отчет Банка России за 2017 год, в котором значительное внимание уделено вопросам деятельности ЦБ в качестве регулятора отечественной страховой отрасли.

 

2017 год Председатель Банка России Э.С. Набиуллина в своем вступительном обращении к читателям характеризует как время, когда «российская экономика вернулась на траекторию роста, и что очень важно – роста, опирающегося на достигнутую макроэкономическую стабильность

 

Однако, оптимистичная характеристика российских экономических реалий в 2017 году заметно не соответствует фактам, которые ЦБ не смог проигнорировать в своем Годовом отчете, в том числе:

 

  • в 2017 году продолжилось сокращение количества участников страхового рынка: общее количество субъектов страхового дела сократилось за год на 15,1% и по состоянию на 1.01.2018 составило 309


 

  • поступления по ОСАГО в 2017 году сократились на 12,3 млрд рублей, до 222,1 млрд рублей (-5,2% за год)


 

  • сокращение взносов и рост выплат привели к увеличению коэффициента выплат по ОСАГО (до 79,0% по итогам 2017 года)


 

  • сохранялись риски в сегменте ОСАГО, комбинированный коэффициент убыточности (с учетом прочих доходов и расходов) по данному виду страхования на 31.12.2017 составил 106,9% (102,6% на 31.12.2016)


 

  • объем премий по страхованию средств наземного транспорта, кроме средств желдортранспорта, сократился на 8,2 млрд рублей, до 162,5 млрд рублей (-4,8% за 2017 год)


 

  • объем страховых премий по договорам, переданным в перестрахование, снизился за 2017 год на 17,6%, до 108,9 млрд рублей.


 

Приведенные Банком России статистические данные достаточно ясно указывают на наличие серьезных проблем в отечественной страховой отрасли в 2017 году.

 

К сожалению, Банк России в своем Годовом отчете за 2017 год в большинстве случаев уклонился от комментирования представленных статистических данных, что не способствует повышению оценки проделанного ЦБ труда.

Так, например, ЦБ указывает, что «количество заключенных по ОСАГО договоров выросло на 0,1%, до 38,2 млн единиц в 2017 году», что, очевидно, призвано положительно характеризовать усилия ЦБ в регулировании этого вида страхования.

Однако, данные ГИБДД, РСА и автостраховщиков свидетельствуют обратную картину: в стране третий год подряд лавинообразно растет число отказов автомобилистов от покупки полиса ОСАГО, и число их в 2017 году составило не менее 3 млн, т.е. более 6% от 50 млн отечественного парка легковых и грузовых автомобилей.

 

Также необходимость решения накопившихся в отечественной страховой отрасли проблем подтверждается перечисленными в Годовом отчете Банка России за 2017 год фактами:

 

  • в 2017 году на страховом рынке осуществляло деятельность Акционерное общество «Российская Национальная Перестраховочная Компания» (АО РНПК), созданное решением Совета директоров Банка России во исполнение Федерального закона от 3.07.2016 № 363‑ФЗ1 в целях обеспечения финансовой устойчивости российских страховщиков и защиты имущественных интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, а также юридических и физических лиц в существующих внешнеполитических условия


 

  • доступность ОСАГО для потребителей поддерживалась за счет обязательства по реализации электронных полисов несмотря на то, что выявлялось систематическое необеспечение возможности заключения договоров ОСАГО в виде электронных документов с каждым обратившимся лицом; другой мерой, направленной на повышение доступности страховых услуг, стало установление приоритета натурального возмещения вреда над денежной выплатой в ОСАГО


 

  • в ходе исследования деятельности субъектов страхового дела выявлены существенные риски в части финансовой устойчивости и платежеспособности, в том числе: выявлялись факты, свидетельствующие о наличии признаков проведения сомнительных операций и вовлеченности страховщика в проведение операций, имеющих признаки «веерного обналичивания»; систематического представления в Банк России отдельными страховщиками недостоверной информации (в том числе о размере обязательств страховщиков и заключаемых договорах страхования)


 

  • установлены факты, свидетельствующие о подверженности страховщиков ответственности застройщиков перед участниками долевого строительства повышенным рискам, в том числе в связи с нерыночным механизмом формирования страховых тарифов и непроведением страховщиками детального анализа деятельности застройщиков перед заключением соответствующего договора страхования


 

  • во втором полугодии 2017 года обеспечено участие сотрудников Банка России во временной администрации ПАО Банк «ФК Открытие» в части контроля деятельности системно значимой страховой организации ПАО «Росгосстрах» с целью проведения мониторинга финансово-хозяйственной деятельности, контроля осуществления корпоративных процедур, определения финансового положения страховщика и потребности в докапитализации


 

Стоит признать, что далеко не все из вышеперечисленных фактов обусловлены недостатками в работе самого Банка России по регулированию отечественной страховой отрасли.

Вместе с тем, обеспечение правильности оформления страховщиками полисов ОСАГО находится в прямой компетенции Банка России, с чем он явно не справляется.  

Так, например, согласно представленным в Годовом отчете Банка России данным, на втором месте по доле жалоб в ЦБ в общем объеме – страховые организации (37,1%). В 2017 году в отношении субъектов страхового дела поступило 90,5 тыс. жалоб, 86% которых связаны с проблемами при заключении и исполнении договоров ОСАГО. При этом, на высоком уровне остается количество жалоб, связанных с применением коэффициента бонус-малус (КБМ) при заключении договора ОСАГО (более 38 тыс. жалоб за 2017 год, что составило почти 50% от всех жалоб по вопросам ОСАГО).

 

Зато, как это следует из Годового отчета Банка России за 2017 год, ЦБ хорошо удается придумать и реализовать меры страхового надзора, например:


  • В 2017 году Банк России реализовал масштабный проект по трансформации территориальных управлений, осуществляющих надзор за субъектами страхового дела, разработанный в рамках программы реинжиниринга бизнес-процессов Банка России, в целях повышения эффективности надзора за субъектами страхового дела, в том числе за счет синергетического эффекта от централизации и следования принципам группового надзора.


 

  • Ключевым направлением надзорной деятельности Банка России по страховому рынку в 2017 году было ведение досье страховых организаций, что повысило оперативность при принятии решений в отношении определения риск-профиля и режимов надзора за страховщиками. Досье страховой организации – комплекс актуализируемой куратором страховой организации на постоянной основе информации в отношении поднадзорной организации, включающий в себя информацию о структуре владения страховщика, корпоративном управлении, системе внутреннего контроля и управления рисками, анализ финансового состояния страховщика, в том числе анализ активов, пассивов, факторов, формирующих финансовый результат страховщика, анализ системы финансового планирования и мониторинг исполнения бизнес-планов. Ведение кураторами на постоянной основе досье страховых организаций является одним из факторов, позволивших обеспечить эффективное использование риск-ориентированного подхода в надзорной деятельности Банка России в сфере страхового рынка, в том числе оперативное применение надзорных мер в целях недопущения развития негативных тенденций в деятельности страховщиков.


 

  • В 2017 году в целях развития отдельных видов страхования Банком России опубликованы доклады для общественных консультаций «Предложения по развитию медицинского страхования в Российской Федерации», «Предложения по развитию страхования жизни в Российской Федерации» и «Предложения по развитию сельскохозяйственного страхования с государственной поддержкой в Российской Федерации». Широкое обсуждение данных докладов с профессиональным и экспертным сообществом позволит Банку России определить перечень мероприятий по обеспечению условий для дальнейшего развития российской страховой отрасли, а также по совершенствованию механизмов защиты прав и законных интересов потребителей страховых услуг, своевременному внедрению лучших практик и инструментов на страховом рынке.


 

В итоге одним из важнейших направлений своей работы по регулированию страховой отрасли Банк России в Годовом отчете за 2017 год называет санацию страховщиков:

Учитывая высокую социально-экономическую значимость страховой отрасли, в 2017 году Банк России начал работу, связанную с внедрением в Российской Федерации механизма санации страховых организаций, которая находится в числе приоритетных направлений деятельности Банка России на ближайшую перспективу.

Механизм санации страховых организаций разработан по аналогии с механизмом финансового оздоровления кредитных организаций.

 

Финансовый результат Банка России за 2017 год, во многом обусловленный санацией банков, известен.

  • 1
  • 2